Час пик
Быстрый переход:




Процесс вхождения Украины в Зону Свободной Торговли с ЕС выдвигает новые риски

Автор: Андрей Зоткин, «Одна Родина»


Глобальная экономическая система замерла перед ощущением новых потрясений. Затишье перед бурей переживают экономические гиганты — США и Евросоюз. Но, поскольку физический закон сообщающихся сосудов прекрасно действует и в социальных отношениях, потрясения лидеров не могут не затронуть положения аутсайдеров. Крах центров всегда сказывается на перифериях. Речь идет здесь об Украине. Но прежде, чем рассматривать политико-экономические последствия кризиса применительно к Украине, следует внимательней посмотреть на основные кризисные тенденции ведущих экономических центров мира.

США и дефолт. Казалось бы, эти два слова просто несовместимы. Тем не менее, сейчас Америка оказалась перед непосредственной угрозой первого в своей истории дефолта.

Попытка уйти от дефолта вылилась в заявление, что Соединенные Штаты намерены увеличить свой государственный долг до уровня, который будет превышать их ВВП (на данный момент госдолг США составляет $14,3 триллиона). Евросоюз же основательно увяз в беспорядочных финансовых отношениях между «старшими» и «младшими» членами. Предоставление дополнительных кредитов членам ЕС, пострадавшим от кризиса, ситуацию не улучшает. Мировые экспертные агентства с завидным постоянством понижают экономические рейтинги Греции, безработица сотрясает Испанию, рейтинги же Ирландии и Португалии понижены просто до «мусорного уровня».

Государственные долги Греции, Ирландии и Португалии уже превысили их ВВП, предопределяя, по крайней мере, в среднесрочной перспективе их жизнь «в долг» за счет «старших братьев» по ЕC. Несмотря на то, что вливание многомиллиардных кредитов в экономики этих стран больше напоминает процесс обильного, но безрезультатного орошения песков Сахары, уклониться от трат на аутсайдеров ЕC не может. «Старшие» члены Евросоюза — Франция и Германия — оказались в положении, которое в шахматной терминологии называется «цугцванг». Остается лишь один ход. Да и тот ведет к предсказуемому, но не всегда благополучному исходу ситуации. У Германии и Франции остается лишь один вариант — дальнейшее кредитование экономических аутсайдеров ЕС.

Это неизбежно, поскольку они входят в еврозону. Ухудшение состояния одного приводит к снижению общего экономического уровня. Так, например, неспособность Греции выйти из кризиса привела к росту ставок по долговым обязательствам Испании и Италии. Тут не до сантиментов: или кредитование, или общая дестабилизация еврозоны, что грозит потерей какого-либо контроля над ситуацией, за которой весьма зримым становится экономический хаос евровалюты и политическая анархия в отношениях между членами ЕС. Что, соответственно, грозит инициированием процесса выхода из еврозоны лидеров, вынужденных содержать аутсайдеров. А это уже начало конца. Если же принять во внимание крах политики мультикультурализма, проблемы с контролем миграционных потоков, участие США и Евросоюза в военных конфликтах на Ближнем Востоке и в Северной Африке, то ситуация представляется и вовсе критической.

Это уже лихорадит мировые биржи, фиксирующие стремительный рост спроса на драгоценные металлы и, соответственно, повышение их цены относительно доллара и евро. Биржевые беспокойства создали угрозы и для экономики Швейцарии, не входящей в еврозону. Если даже самая защищенная от внешних кризисов экономика Швейцарии хоть и косвенно, но все-таки ощущает на себе следствия финансовой обеспокоенности на международных рынках, то о рисках государств, более тесно включенных в глобальную экономическую систему, можно говорить с гораздо большей степенью вероятности.

Вполне логичным следствием неопределенности на финансовых рынках является повышение недоверия в межбанковских отношениях на всех уровнях (в первую очередь, на международном). Попытка решения кризисных проблем государствами будет возможна за счет сокращения импорта продукции извне (для сохранения позиций своих товаропроизводителей и стабильности на внутреннем рынке труда) и агрессивной экспортной политики.

При этом следует учитывать степень зависимости отдельных секторов экономики конкретных стран от внешней конъюнктуры. Так, например, 35 процентов банковского сектора Украины составляют банки Евросоюза. В такой ситуации нынешние проблемы ЕС автоматически становятся проблемами Украины (по меньшей мере, в банковской сфере). И именно в такой ситуации процесс вхождения Украины в Зону Свободной Торговли с ЕС выдвигает новые риски для и без того ослабленной украинской экономики. А соглашение об ассоциации Украины с ЕС может иметь характер скоропалительного политического решения, не имеющего экономических оснований.





  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Наш город славен прекрасной архитектурой. Мы гордимся тем, что Одессу строили ведущие архитекторы прошлого. Но, увы, многие из этих зданий находятся в плачевном состоянии. Забота о культурном наследии Одессы всегда являлась приоритетом для Сергея Гриневецкого…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Вступление в ЕС многим в Украине кажется сродни вхождению в Царство Божие. В то же время нынешний кризис, в который все глубже погружается европейская экономика, заставляет в этом усомниться. Особенно интересно для нас посмотреть на судьбу стран, которые вступили в ЕС сравнительно недавно…>>>