Час пик
Быстрый переход:




Академик Юрий Пахомов: «Наша «стабильность» — это стабильность катастрофы, когда деградация неизбежна» | Страница 6






Четвертый негатив — несостоявшаяся собственность. Права собственности в Украине размытые, процесс ее легитимизации не завершен. И это не только сдерживает модернизацию, не только лишает страны долгосрочных вложений в формирование будущего, но и провоцирует рейдерские атаки, и другие способы перераспределения собственности в пользу сильных.

 

Даже слабый луч надежды может стать причиной подъема духа

 

В итоге неустойчивость собственности предопределяет неустойчивость экономики страны. Выигрывают от этого сильные; проигрывают слабые, т. е. малый и средний бизнес, на котором (в странах благополучных) зиждется успех страны. А у нас этот бизнес сопровождают неудачи. Бессилие слабых, и произвол сильных порождают такие извращения как крышевание, поборы, откаты, и многое другое.

Размытая и неупорядоченная собственность отравляет, по сути, всю социально-экономическую среду, и служит основой масштабной теневой экономики.

Пятый фактор — о чем уже отчасти упоминалось — это несовместимое с инновациями воцарение в Украине примитивной, почти племенной культуры Времени. В стране десятилетия торжествует сиюминутность, поскольку диапазон деяний в Украине во времени ограничен. Понятно, что технологический прогресс с его долгосрочными проектами в эту ущербную модель Времени не влазит.

Заметим, что прижившаяся в стране примитивная культура Времени, не так уж безобидна и в социальном измерении. Само отсутствие долгосрочных вложений в инновации, а значит в развитие, страны лишает народ надежд на лучшее будущее, а это — один из главных источников неверия в будущее и масштабной депрессии.

В чем же выход? И возможен ли он в доступном нам периоде?

Полагаю, что именно сейчас это при определенных условиях будет возможно.

Начнем с того, что именно в ситуации безнадеги и неверия даже слабый луч надежды может стать причиной подъема духа, оптимизма и готовности активно действовать.

Я не исключаю, что даже предложенный Россией, и проработанный вместе с Украиной проект Таможенного Союза может пробить первую брешь надежд в ситуации безысходности. Ведь проект этот — не пустые обещания — типа «мы будем в Европе». Он подкреплен реальными расчетами, от которых некуда деться.

Но дело здесь не только в материальной стороне. Главное — в благоприятных сдвигах в ментальности. Ныне, чем дальше мы отходим от развала СССР, тем большее число украинцев хотят быть вместе с Россией. Где-то между 1/2 и 2/3 общего числа украинцев желают быть в едином пространстве с Россией. Но заангажированные украинские СМИ, вслед за вождями, этого заведомо «не замечают». Сторонники же содружества наших стран помнят, что Россия — единственная в мире страна, которая ради братских отношений готова жить хуже, чем окраины; и в этом проявляется не только стремление к величию, но и ее жертвенность.

Вопреки оранжевым сказкам, для большинства русских и украинцев российско-украинская отчужденность была нестерпимой и несправедливой. Великий Гоголь не случайно писал, что великороссы и малороссы как бы созданы друг для друга. И надо сказать, что ментальная взаимодополняемость не только реальна, но и прагматична. Русские, в отличие от украинцев, — максималисты, они сторонники высоких горизонтов и долгосрочных стратегий, чего так недостает Украине. Украинцы — более тщательные и «помиркованые». И если на эту взаимоблагоприятную ментальность накладывается подъем экономики за счет не только Таможенного Союза, но и, что важнее, украинско-российской взаимодополняемости на почве реанимируемой высокотехнологичности, то эффект от факторов интеграции будет возведен в степень.

А теперь о сложностях перехода Украины к инновационной модели. Самая большая сложность — это эффект первого толчка. Одно дело поддерживать горящий инновационный костер (что у нас было в «прошлой» жизни), другое — зажечь его на остывшем пепелище, когда дрова подмочены, и спички не зажигаются. Тут нужны на старте сверхусилия. И, конечно же, — расширение перспектив научно-технологического взаимодействия Украины с Россией.







  • Здравоохранению нужен прозрачный механизм финансирования. Прежде всего, нужно определить четкий перечень гарантированных государством медицинских услуг, например, неотложную медпомощь и помощь на первичном уровне. Может быть, стоит найти новые механизмы финансирования здравоохранения…>>>
  • Сергей Гриневецкий в своей деятельности уделяет особое внимание Придунавью. Еще в бытность С. Гриневецкого губернатором Одесской области, по его инициативе КМУ в 2004 году утвердил Комплексную программу развития Украинского Придунавья, которая обеспечивала качественное развитие региона. К сожалению, «оранжевое» руководство страны игнорировало интересы страны в Придунавье, и о Программе «забыли»…>>>
  • Лифты — проблема любого крупного города. К сожалению, неприятных, а порой и трагичных, ситуаций с лифтами становится все больше, и, по мнению С. Гриневецкого, этот вопрос заслуживает отдельного детального обсуждения…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>