Час пик
Быстрый переход:




Слава – хуже бесславия, память – горше забвения | Страница 1




Слава – хуже бесславия, память – горше забвенияСначала не покидало какое-то смутное переживание, возникшее у меня больше месяца назад, когда я познакомился с публикацией президента о его доходах. Мне было стыдно. Потом появилось желание опубликовать свои доходы. Так сказать, для контраста. Потом пришло ощущение, а с кем, собственно, мы говорим? Со стеной? С глухими? Со свиньями у корыта? (По известному и замечательному выражению одного политика). И с тем, и с другими, и с третьими...

Сначала отрекомендуюсь. Я – Заец Дмитрий Иванович, ветеран Великой Отечественной войны, инвалид войны второй группы. Я тоже – сумчанин, детство и юность провел в городе Лебедин, Сумской области. По образованию экономист, окончил Харьковский университет. Работал военным художником, во время войны и после нее. Службу в армии закончил, будучи художником военной газеты «Во славу Родины» Отдельной 39-й Армии, в городе Порт-Артур. Обстоятельства не дали мне возможности закончить художественный институт, хотя видные художники СССР прочили мне неплохое будущее.

Тяга к искусству, однако, пересилила, и в 1970 году, оставив карьеру экономиста и начатую диссертацию, я начал работать исключительно художником.

За годы советской власти я участвовал во многих выставках, был дважды лауреатом Всесоюзного фестиваля, имею дипломы и другие награды. Более двухсот моих работ находятся за рубежом, в странах Европы и Америки. Восемь работ – в США, из них пять – в Лос-Анджелесе, где в 1996 году одно из издательств предложило мне контракт. Но в 70 с лишним лет не ездят на работу, тем более так далеко. Более ста моих произведений проданы в Украине, России и Белоруссии.

Ныне я живу в малом городе Рени, на Дунае. В прошлые времена это был крупный портовый город, где иностранцев на улицах можно было встретить не меньше, чем местных жителей. Они, к слову, охотно покупали живопись. Сейчас это умирающий город и порт. И искусство, разумеется, здесь тоже никому не нужно.

Итак, мои доходы в 2005 году. Пенсия – 597 гривень в месяц. 300 гривень выдано в День Победы как ветерану, пенсия жены – 341 гривня в месяц. Дети живут отдельно, и из-за низких заработков едва сводят концы с концами.

Сейчас, как известно, основные капиталы сильных мира сего находятся в заграничных банках. Мы же, граждане Советского Союза, а потом Украины, хранили трудом заработанные деньги в нашем сбербанке. Что из этого получилось, смотрите дальше.

Продажа работ живописи и графики позволила мне отложить довольно большую по советским меркам сумму денег. Как известно, тогда один доллар стоил 66 советских копеек. Сбербанк основательно запутал все расчеты: проценты и компенсации то отменялись, то вводились.

Кроме того, почти 15 лет никакие проценты на вклады вообще не начислялись. Исходя из признанной величины вклада в советских рублях и процентов, начисленных в советское время, общая сумма на моем счету в пересчете на гривню, должна составить 517750 гривень. Добавим к этому вклад жены – 23700 гривень – и вклад младшей дочери – 8600 гривень (деньги были положены на ее счет, когда она была ребенком). Все эти средства украдены.

Данную ситуацию можно охарактеризовать как бандитизм и грабеж, осуществленный организованной преступной группировкой. Ею была власть и банковская система, к которой Виктор Андреевич имел самое непосредственное, прямое отношение.

Любая собственность в Украине, даже приобретенная нечестно, объявлена священной и неприкосновенной. Хорошо. Согласен. Тогда почему это никоим образом не касается вкладов?

Наша действительность похожа на жизнь в завоеванной, оккупированной стране. Исчезло в чьих-то руках государственное и общественное имущество, у народа отобраны вклады, ваучеры и многое другое. Политики и чиновники неоднократно обещали восстановить справедливость. А Виктор Андреевич больше других наобещал и грозился разделаться с бандитами, возвратить народу украденное.








  • Через пять дней после принятия этого Закона, Верховная Рада, снова по инициативе Сергея Гриневецкого приняла Заявление «Безъядерному статусу Украины — реальные гарантии»…>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Нужно искать новую эффективную модель, чтобы не превращать райадминистрации в отделы по переписыванию бумаг… Стране нужна дальнейшая реформа власти, в первую очередь, власти на местах…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Вступление в ЕС многим в Украине кажется сродни вхождению в Царство Божие. В то же время нынешний кризис, в который все глубже погружается европейская экономика, заставляет в этом усомниться. Особенно интересно для нас посмотреть на судьбу стран, которые вступили в ЕС сравнительно недавно…>>>