Час пик
Быстрый переход:




«Бедность» электроэнергетики — это бизнес, и весьма прибыльный. Вот с чем нужно бороться, а не повышать тарифы! | Страница 1

Автор: Екатерина Сумина




С начала года в центре внимания одесситов энергетика оказывалась трижды: в январе и марте, когда стало известно о грядущем повышении тарифов, и в конце июня, когда после шторма многие дома оказались обесточены.

Разгул стихии наглядно показал, в какой кризисной ситуации находится наша энергетическая отрасль. Об этом говорят и специалисты. «Нужно спасать энергетическую систему Украины. Сегодня центр Одессы висит на волоске. Если сейчас, не дай бог, жара скакнет еще на 10 градусов, будем сидеть без света и с опахалами вместо кондиционеров. Если зимой будет не меньше 20 градусов, будем в валенках, шубах и тоже без света. Это настолько злободневная тема… Никто не понимает, на каком пороге мы стоим», — рассказывает начальник ОТП НРКЭ Александр Леонидович Старостин.

Отключения электроэнергии — не редкость. Администратор одной из кофеен на Греческой улице в Одессе жалуется, что из-за вечерних аварийных отключений света заведение теряет практически всех посетителей. «Нам приходится выбрасывать все десерты с витрин, все продукты из холодильников на кухне. А когда пытаемся дозвониться в Центральный РЭС, там никто не берет трубку», — добавляет она.

То, что в РЭСы невозможно дозвониться, давно никого не удивляет. В памятные июньские дни, когда многие сидели без света, одесситы обсуждали это даже с незнакомыми людьми в общественном транспорте. Так, молодой человек, который назвался Денисом, рассказал: «Да в «облэнерго» никогда трубку не берут, когда им звонишь! Они там говорят, что у них 300 бригад работает. Я видел одну такую ремонтную машину, говорю: «Ребята, давайте я вам заплачу, только почините мне провод». А они: «У нас перед тобой еще знаешь какая очередь!».

Население справедливо возмущается, почему при повышении тарифов на электроэнергию качество услуг, предоставляемых «облэнерго», не улучшается. Ответ на этот вопрос лежит на поверхности, как только в него попытаешься вникнуть.

За тарифную политику отвечает НКРЭ — Национальная Комиссия Регулирования Электроэнергетики. Комиссия — это еще и орган, контролирующий деятельность всех «облэнерго» по стране. Структура — очень удобная. В том смысле, что она фактически является буфером между поставщиком электроэнергии (ГЭС, АЭС, ГРЭС и т. п.) и распределителем («облэнерго» и сети). В этом буфере и тонет правда о ценах.

Небезызвестно, что себестоимость одного киловатта произведенной электроэнергии у нас самая низкая в мире (даже дешевле, чем в России). Небезызвестно также, что Украина производит почти втрое больше электроэнергии, чем потребляет, что периодически вызывает необходимость остановки тех или иных энергоблоков только ради того, чтобы не производить электроэнергию впустую. Наконец, небезызвестно, что мы продаем электроэнергию на экспорт примерно в десять раз дешевле, чем она обходится нашему населению. Тем не менее, нам все время говорят о том, что, что тарифы на электроэнергию нужно повышать, в то время как население могло бы получать ее просто бесплатно — продавайте на экспорт все излишки, и это озолотит страну!

Но нет. По мнению Александра Старостина, сейчас тариф для населения составляет примерно половину от «экономически обоснованного уровня».

Хотелось бы знать, что это за «экономически обоснованный уровень», при котором нужно останавливать энергоблоки, что зря не вырабатывать электроэнергию? Поневоле напрашивается вывод: нас заставляют платить не за электроэнергию, а за неумение самих энергетиков и властей правильно и грамотно распорядиться продуктом, которого в Украине с избытком.

Но обратимся к доводам моего собеседника. По его словам, вся проблема «слишком дешевой для населения» электроэнергии состоит в том, что в Украине действует так называемая система перекрестного субсидирования, когда промышленность и все юридические лица платят по завышенным тарифам, чтобы якобы хоть как-то компенсировать заниженные тарифы для населения. Остальную часть восполняет государство, то есть фактически сами граждане.







  • Законотворчество — основной приоритет деятельности депутата и одновременно главный итог его пятилетней деятельности в стенах парламента. У народного депутата Сергея Гриневецкого этот итог внушительный: 55 подготовленных законопроектов и 88 депутатских запросов (депутатский запрос — официальное требование народного депутата к органам власти, для направления которого требуется поддержка Верховной Рады)…>>>
  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Страсти кипят вокруг главной отечественной сиделицы. Восторженные фанаты исступленно требуют ей свободы. Того же домогаются зафрахтованные зарубежные борцы за демократию в Украине. Даже циклические изменения в самочувствии VIP-заключенной ставятся в вину «преступной власти»… На самом же деле циркачам и шоуменам нашей общественной жизни глубоко безразличны права человека, его свободы и сама свобода. Если, конечно, это не касается их самих и их подельников…>>>
  • Дальнейшая судьба погибающего порта Рени покрыта мраком полной неопределенности. Такой вывод напрашивается после отчета, с которым выступил на коллегии Ренийской райгосадминистрации начальник порта Сергей Строя…>>>