Час пик
Быстрый переход:




«У меня зазвонил телефон», или оставь надежду, всяк сюда звонящий | Страница 1

Автор: Виталий Орлов




Написать об этом меня побудил банальный, казалось бы, случай. С утра 1 июля я пытался дозвониться в детскую поликлинику, что на Коблевской, или, как говорили в дни моего детства, на Ольгиевской-Подбельского. У кого есть дети, к тому же малыши, знают, что начинают они болеть, как правило, либо в конце недели, либо ближе к вечеру. В обоих случаях приходится прибегать к помощи врачей, которые не работают с нами в качестве участковых, и не знают малыша.

Так приключилось и в моей семье. С утра 30 июля мой двухгодовалый сын, был вяленьким, плохо себя чувствовал. Днем у него была сильная рвота, а к вечеру малыш «выдал» повышенную температуру — до 39,5 градусов. В воскресенье температура не прекращала безобразничать. Всеми способами мы с женой боролись с недугом: капали, мазали, использовали то, что ранее помогало при похожих обстоятельствах. Звонили знакомым, родственникам, которые разбираются в вопросах лечения детей. К вечеру температура замерла на уровне 37 градусов. Утром же 1 августа, как водится в таких случаях, мы с женой стали названивать в детскую поликлинику. На другом конце провода звучали то длинные, то короткие гудки. Наверное, много вызовов, подумали мы.

Решив свои утренние дела, я пошел в поликлинику пешком. В этом ничего нет особенного, если бы не одно но... Хорошо, что у заболевшего ребенка оба родителя дома, и семья живет в 15 минутах ходьбы от поликлиники (как в моем случае). А если ситуация противоположная — папа (или мама) на работе, бабушек и дедушек нет, а семья живет где-нибудь на Слободке? Что тогда? А тогда, как говорится, ищите крайнего, но вряд ли найдете.

Итак, решив вопросы жизнедеятельности своей и семьи, я пошел в поликлинику. Подойдя к регистратуре, работники которой принимают вызовы, я подождал минуту-другую, пока регистратор общался с одним из врачей, которая была на приеме. До меня донеслись обрывки фраз, содержавшие адрес и номер дома, вероятно, координаты заболевшего ребенка. Очевидно, кто-то из родителей смог дозвониться каким-то волшебным способом, используя, по всей вероятности, мобильную связь. Что же это получается? Врач, принимающий пациентов, должен срываться с места, бежать в регистратуру и делать вызов? Страдают все: родители, которые ищут любой способ вызвать врача, работники регистратуры, которые не знают, кого раньше принимать, врачи на приеме, да и те, кто ждет встречи с лечащим врачом. Совершено иная ситуация будет в случае, когда телефон регистратуры будет работать. Регистраторы будут принимать звонки. Врачи будут принимать больных, а родители и больные будут дозваниваться, и ждать прихода врача.

Сделав вызов, я решил узнать, почему не работает телефон. Выяснилось, что в результате ремонта, который ведется в поликлинике, возможно, был поврежден внутренний кабель, но с утра руководство поликлиники оповестило связистов, а те, в свою, очередь приняли заявку, обещав к концу дня телефонную линию исправить.

Ничего не узнав в поликлинике, я направился за интересующими сведениями в находящееся в нескольких десятков шагов Управление здравоохранения (только не понятно, чье здоровье это управление охраняет). Поднявшись по ступенькам, я заглянул в открытый кабинет и спросил, где находится Горздравотдел, не зная, что таким вопросом, обижу потенциального собеседника.

— Вы, наверное, ищете управление здравоохранения, — ответил мне плотного сложения мужчина лет 35‑40, который тщательно перебирал какие-то бумаги.

— Да, — ответил я.

— А по какому вопросу.

— Я ищу человека, отвечающего за работу детских поликлиник.

— Это вам через дорогу, — вежливо ответил мужчина.

Выходя из огромного дома классической «сталинской» постройки, я обратил внимание на то, какие царят там свет, чистота и порядок. В не очень большом, но уютном холле, входящих встречают роскошные цветы в больших вазонах. Коридорчики — просто загляденье. А вот в поликлиническом отделении, подвластном предыдущему, ситуация, мягко говоря, противоположная. Приятным исключение и своего рода украшением являются работающие там врачи и другие сотрудники, готовые прийти на помощь в любой момент, если, конечно, к ним вы дозвонитесь...







  • Наш город славен прекрасной архитектурой. Мы гордимся тем, что Одессу строили ведущие архитекторы прошлого. Но, увы, многие из этих зданий находятся в плачевном состоянии. Забота о культурном наследии Одессы всегда являлась приоритетом для Сергея Гриневецкого…>>>
  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • Сергей Гриневецкий в своей деятельности уделяет особое внимание Придунавью. Еще в бытность С. Гриневецкого губернатором Одесской области, по его инициативе КМУ в 2004 году утвердил Комплексную программу развития Украинского Придунавья, которая обеспечивала качественное развитие региона. К сожалению, «оранжевое» руководство страны игнорировало интересы страны в Придунавье, и о Программе «забыли»…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Статистика для того и создана, чтобы ее искажать в угоду чьим-то интересам. И если бы это была только одна проблема у судебной власти, мы бы жили в правовом государстве, или… (как там его называет наша Конституция?)! Однако, на самом деле у нас такой ворох проблем в судейской системе, что с ними уже никакая реформа не справится, и ни один человек. Во всяком случае, этот «ворох» только разрастается и разрастется, но решать проблемы по существу никто на самом деле не берется…>>>