Час пик
Быстрый переход:




«Ceterum censeo Carthagenum delindam esse» («Карфаген должен быть разрушен») | Страница 1




У нас появился новый автор. Из Белоруссии пришло письмо от Раввина Игаэла Йегуди, вернувшегося на свою родину (в Белоруссию) из Израиля, где он прожил около 30 лет. И. Йегуди — один из ярких представителей антифашистского движения в Израиле. Кроме того, он известен как основатель синагоги в городе Кирьят-Гат («Олей гьагьар») и проповедник, исповедующий реальные общечеловеческие ценности, которые свойственны всем мировым религиям и не имеют ничего общество с религиозным фанатизмом и экстремизмом, который активно внедряет в религиозную жизнь исключительно англосаксонский фашизм.

Предлагаем вниманию нашего читателя взгляд Игаэла Йегуди на события в Ливии и вокруг арабского мира.

А почему, спрашивается, Карфаген должен был быть разрушен, и эту фразу, как заклинание, произносили сенаторы (римские…)? А потому, что он был конкурентом Рима экономическим и политическим, и при этом представлял модель государства, чуждую римской, и населен был народом, римлянам непонятным и неприятным. И главное: находился не где-то у черта в зубах в Азии, а прямо в Средиземноморском море, в «римском озере», и возмущал одним своим существованием больше, чем всем остальным…

Карфаген был населен народом, отпочковавшимся от финикийцев, который говорил на языке, близком к древнееврейскому. Слова «Ганнибал» (Хьани-баъал), Карта-Хадта (Картаго — так звали малолетнюю внучку Каддафи, погибшую с отцом и еще двумя малолетками под бомбами НАТО) по сей день волнуют слух тех, кто знаком с древнееврейским языком…

 

Является ли диктатором Каддафи? Конечно, нет!

 

В наши дни на месте стертого Римом с лица земли цветущего государства — находится страна Ливия. А весь мир стал «американским озером»…

Страна Ливия установила десятки лет назад подлинно народный строй. Немногочисленное население, арабо-берберское, пара больших городов, несколько маленьких, племена бедуинов в бескрайней пустыне, и — много нефти. Народ выдвинул «харизматичного» лидера (как говорят в наше время) а по-простому — умного, знающего и отважного человека, чувствующего душу своего народа, — Муаммара Каддафи. Этим отличается (в корне) авторитарный лидер от тоталитарного диктатора: диктатор правит против воли большей (или значительной) части своего народа. Примеров — избытки в Латинской Америке в недавнем прошлом, где напуганные распространением «коммунизма» американцы держали диктаторов, отпетых бандитов, в качестве «своих сукиных детей» — антикоммунистов.

Авторитарный лидер правит… по воле подавляющего большинства народа. И это — правда! Пример — в той же Латинской Америке: Куба! Как мы все были уверены лет 30‑40 назад, наслушавшись западных голосов и анекдотов, что Куба с «ее сахаром» держится только на «нашем хлебе» и на «советских штыках!» Вуаля! Нет ни советских штыков, ни самого Союза. Россия покупает хлеб даже… в Израиле, среди прочего, а «режим» Кастро с «его сахаром» — стоит и не шелохнется! Ибо в самом деле бедное, но все же имеющее достойное образование и здравоохранение население Кубы не захотело окунуться в тот «рай» нищеты, вымирания, массовой проституции и попрания человеческого достоинства, которое «неолиберализм» уготовил «унтерменшам» в третьем и бывшем втором «мирах». Но это — отдельная тема.

Является ли диктатором Каддафи? Конечно, нет. «Вы породили Гитлера, не мы. Вы преследовали евреев, вы устроили Холокост», — сказал Каддафи на Генеральной Ассамблее ООН.

Но и это — отдельная тема.

А кем был Сталин? Диктатором или авторитарным народным лидером? А Садам Хусейн? Ну, как говорится в учебниках социологии, наличие маргинальных промежуточных вариантов не отменяет справедливость классификации. Очевидно, по крайней мере, что послесталинский Советский Союз был не тоталитарным, а авторитарным государством, строй которого (не путать с теоретической идеологией) поддерживало подавляющее большинство граждан (в т. ч. верующих). Сила авторитарного строя — в преемственности и стабильности власти, возможности государственного планирования, заботе о «маленьких людях» (а не только о «хозяевах жизни», финансирующих «предвыборные кампании»). Его слабость — в том, что в тот момент, когда его перестает поддерживать подавляющее большинство, то, несмотря на поддержку значительного большинства, любое меньшинство получает эксклюзивный лэйбл «диссидентов», «народной оппозиции» от имени внешних буйных «доброхотов» данного народа, кандидата на порабощение (а вот авторитарные режимы — выразители народной воли, как раз умеют сохранять национальную самостоятельность, причем без крайностей ксенофобии). Вот это уже — наша тема.







  • По самым скромным подсчетам только в Одессе в общежитиях проживает порядка 60 тысяч человек. Причем живут они не в лучших условиях, зачастую с риском вообще остаться на улице. И такие случаи бывают…>>>
  • Еще в 2006 году Сергеем Гриневецким была выдвинута идея разработки Государственной программы спасения и развития одесских лиманов — Хаджибеевского, Куяльницкого, Большого Аджалыкского, Аджалыкского и Тилигульского. Этот проект получил самую широкую поддержку со стороны ученых, экологов, общественности…>>>
  • Нужно искать новую эффективную модель, чтобы не превращать райадминистрации в отделы по переписыванию бумаг… Стране нужна дальнейшая реформа власти, в первую очередь, власти на местах…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Сознание человека в обществе потребления, блокирует любую информацию, в которой не заложен элемент материальной прибыли, проще говоря, «бесплатно размышлять» никто уже не будет, а вот за деньги, такие люди, согласны будут размышлять в любом указанном направлении. «Бухгалтерское мышление» — так удачно назвала этот феномен президент Литвы Даля Грибаускайте, разрушает общество, а ведь общество — это фундамент государства…>>>