Час пик
Быстрый переход:




Сколько еще жизней необходимо принести в жертву молоху демократии, чтобы он наконец-то насытился? | Страница 1

Автор: Перевод с немецкого и комментарий Владислава Гулевича




Немецкий журнал «Шпигель» на этой неделе опубликовал пространный материал из четырех частей, посвященный 20‑летию гибели СССР, точнее, неудавшейся попытки ГКЧП отстранить президента Горбачева от власти и навести порядок в разваливавшейся тогда стране.

Как всегда (это бессменное «реноме» «Шпигеля») издание отчаянно лжет или не договаривает там, где сказать правду не получается, а не вылить очередной ушат грязи на бывший Советский Союз нельзя. Например, не моргнув глазом, журналист пишет, что в дни ГКЧП «60 тысяч человек стояли перед Белым домом» (в Москве), протестуя против ГКЧП. Кто помнит, не даст соврать, что больше двухсот полупьяных москвичей на этом сборище не было, но у представителей власти просто не хватило духу, чтобы эту нетрезвую публику разогнать грязной метлой.

Подобными враками наполнено все содержание публикации. Но статья, тем не менее, отражает подлинный облик Горбачева — облик изменника и «тряпки». Поэтому мы и приводим эту статью с соответствующими нашими комментариями.

 

«Шпигель»: Секретные архивы: знал ли Горбачев о жестком подавлении протестов?

 

«Горбачев — последний руководитель Коммунистической партии Советского Союза и последний президент СССР, его жена и ближайшие соратники пережили заговор, организованный КГБ, военным руководством и МВД. Они вернулись в Москву из Крыма, где находились под домашним арестом в резиденции Горбачева в Форосе. Последние три дня 60 тысяч человек стояли перед Белым домом в Москве, который превратился в оплот сторонников Горбачева.

Но Горбачев, которого освободили только потому, что сами заговорщики опасались народа и не рискнули штурмовать Белый дом, быстро разочаровал своих ликующих приверженцев. Вместо того чтобы приехать к ним прямо из аэропорта, он приказал своему водителю ехать на дачу. Раиса Горбачева провела первые дни после заговора на веранде своей дачи. Тогда она сожгла 52 письма, которые написал ей муж во время официальных поездок. Но еще будучи в Форосе, она очень боялась тех, кто придет к власти в будущем. Она плакала, швыряя письма в печь, и говорила мужу, что не хочет, чтобы чужие заглядывали в их жизнь. Горбачев швырнул в огонь 25 блокнотов с записями, которые он сделал, будучи при должности, где содержались детали его ежедневной политической жизни, описания других политиков и собственных планов. Себе он оставил только личный дневник. Официальные бумаги периода его шестилетнего президентства сохранились. Он передал их фонду, который теперь носит его имя.

Во время визита в Фонд Горбачева молодой русский историк Павел Строилов, который сейчас живет в Лондоне, тайно скопировал 30 тысяч страниц хранящихся в Фонде документов и передал их редакции «Шпигеля».

Они раскрывают факты, о которых сам Горбачев предпочел бы не говорить. Другими словами, престарелый кремлевский лидер сделал то, что делают многие государственные мужи на пенсии — приукрасил свой собственный образ честного реформатора.

Запад хвалил Горбачева за то, что он не воспрепятствовал силой развалу СССР. Но пока точно не ясно, действительно ли Горбачев не соглашался на силовые действия против грузин, азербайджанцев, литовцев, которые взбунтовались против центрального правительства в Москве между 1989‑1991 годами, когда советские войска подавили демонстрации силой. 20 человек погибло в Грузии, 143 в Азербайджане и 14 в Литве. Не говоря уже о конфликтах в Нагорном Карабахе, Приднестровье и Средней Азии. Многие не забыли трагические дни 8‑9 апреля 1989 года в столице Грузии Тбилиси, где русские солдаты саперными лопатками и ядовитыми газами разогнали марш протеста.

Горбачев уверял, что он узнал об этом только через 6 часов. Он будто бы не давал ни армии, ни спецслужбам приказа на сдерживание протестных настроений, хотя знал о хрупком равновесии между русскими и грузинами.







  • В качестве первого заместителя председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий инициировал ряд законов и депутатских запросов, направленных на улучшение социальной защиты военнослужащих…>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • Украинский суд, как показывает практика, — не просто самый несправедливый в мире. Он еще и проявляет завидный правовой нигилизм. То есть сам суд, как бы призванный строжайшим образом следить за соблюдением законов, на эти же нормы закона банально плюет…>>>
  • Статистика для того и создана, чтобы ее искажать в угоду чьим-то интересам. И если бы это была только одна проблема у судебной власти, мы бы жили в правовом государстве, или… (как там его называет наша Конституция?)! Однако, на самом деле у нас такой ворох проблем в судейской системе, что с ними уже никакая реформа не справится, и ни один человек. Во всяком случае, этот «ворох» только разрастается и разрастется, но решать проблемы по существу никто на самом деле не берется…>>>