Час пик
Быстрый переход:




Сколько еще жизней необходимо принести в жертву молоху демократии, чтобы он наконец-то насытился? | Страница 6

Автор: Перевод с немецкого и комментарий Владислава Гулевича






Но известный писатель оставался непреклонен. Он всегда говорил, что никогда не был антикоммунистом, а был коммунистом-романтиком. Он говорил, что правление Сталина во время Великой Отечественной войны было стратегически оправданно, и что именно русский Иван внес решающий вклад в разгром фашизма, а не американские Джоны, французские Жаки или польские Яцеки. Он всегда подчеркивал, что Горбачев — предатель своего народа, работающий на Запад. Он всегда утверждал, что диссиденты — никакие не борцы с тоталитарным режимом, а примитивные злобствующие неудачники.

Не жаловал он и Солженицына за его антироссийские писания. Зато Солженицына жаловала западная публика. Ведь он писал такие сладкие строки о доброй Европе и дикой России! Зиновьев критиковал ельцинскую политику и призывал укреплять и восстанавливать Россию без оглядки на коварный Запад. Западный агитпроп оказался не слабее сталинского. Таково было мнение А. Зиновьева, прожившего на Западе полжизни. Этого ему Запад не простил.

Западный обыватель не знает, что в национальных республиках СССР независимости было столько, сколько теперь не приснится ни тем, кто оказался уже в ЕС, ни тем, кто туда стремится. Поэтому лозунги о независимости никто всерьез не воспринимал, хотя противников этого было куда больше, чем сторонников. Люди понимали, что их малую родину захлестнут пароксизмы примитивного национализма. Так и произошло — на Украине, в Эстонии, Латвии, Грузии, Узбекистане, Молдавии.

Что же до протестующих — они не всегда были мирными гражданами, как пишет «Шпигель». Вот что сказал латвийской газете «Телеграф» о событиях 1990‑х в Латвии бывший лидер ЦК Компартии Латвии, затем политзаключенный, а теперь руководитель Социалистической партии Латвии Альфред Рубикс: «События в Литве и Латвии развивались где-то параллельно. Были ведь и взрывы у домов, где жили военнослужащие Советской Армии, а также и в ЦК Компартии Латвии, и у Дома политпросвещения. Все это происходило примерно в одно и то же время. Наверное, те, кто хотел спровоцировать кровопролитие, пытались расшатать ситуацию».

Касаясь поведения Горбачева, А. Рубикс отметил: «Он сказал: держитесь правильной линии, мы вас поддержим. Но сам он, как я уже тогда понимал, просто выжидал, куда кривая вывезет, чтобы примкнуть к тем, кто победит. У меня ведь была прямая связь с ним. И я мог его найти где угодно, даже в машине. Но все чаще на прямой связи оказывался помощник, который с ним не соединял. И тогда я понял, что Горбачев не хочет, как президент, заниматься этим делом».

Комментируя практику воспевания и героизации демократических порывов латвийского населения в те годы, А. Рубикс заявил: «Я думаю, что пройдет 15‑20 лет и истина всплывет. И станет ясно, что все это — дутые герои и дутый героизм. Мифологизация нужна власти. Им надо показать, что мы за свою свободу заплатили. Но мы не были ни колонией, ни порабощенной страной. Мы жили лучше, чем большинство населения живет сегодня. И настоящей объективной причины, чтобы сделать героев, не было».

Как вы думаете, есть ли шанс у А. Рубикса попасть на полосы западных издательств? Скажем так: шансов у него маловато. Их практически нет. Потому как не хочет западная элита беспокоить мыслительный аппарат своих граждан неудобными фразами и неординарными мнениями о событиях конца 80‑х — начала 90‑х прошлого века. Советский Союз был ими приговорен к смерти. И война против него идет до сих пор. На этот раз — война с советской памятью, советской историей, советской политикой. Нужно максимально эффективно очернить образ великой страны, заставлявшей Лондон, Вашингтон и Бонн трижды подумать, прежде чем развязывать новую войну.







  • Наш город славен прекрасной архитектурой. Мы гордимся тем, что Одессу строили ведущие архитекторы прошлого. Но, увы, многие из этих зданий находятся в плачевном состоянии. Забота о культурном наследии Одессы всегда являлась приоритетом для Сергея Гриневецкого…>>>
  • Нужно искать новую эффективную модель, чтобы не превращать райадминистрации в отделы по переписыванию бумаг… Стране нужна дальнейшая реформа власти, в первую очередь, власти на местах…>>>
  • «Безопасный город» — один из ключевых пунктов программы Сергея Гриневецкого. Являясь первым заместителем председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, он видит эту проблему как профессионал, системно, определяя ключевые факторы жизнеобеспечения города. Здесь и качество продуктов питания, и качество воды, и санитарная гигиена, и соблюдение ПДД...>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Мы продолжаем заниматься проблемой жильцов ведомственных домов и общежитий, которую поднял народный депутат, первый заместитель председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий в своем депутатском запросе к Премьеру Николаю Азарову…>>>