Час пик
Быстрый переход:




Власти Гагаузии отказались играть роль марионетки Кишинева | Страница 1

Автор: Виталий Славин




В последние недели лета политологи и эксперты все активнее обсуждают ситуацию в Гагаузии. В некоторых СМИ даже прозвучали прогнозы, что молдавские унионисты рискуют получить «второе Приднестровье» в лице Гагаузской автономии. Протестные настроения нарастают по мере сближения Кишинева с Бухарестом. Это бьет по молдавским планам поглощения ПМР и может замедлить процесс поглощения самой Молдовы Румынией. Но для понимания происходящих на Юге Молдавии событий, надо совершить небольшой экскурс в историю.

 

Немного об истории края

 

История гагаузского народа до настоящего времени мало изучена. Однако, историки, практически, единогласны в том, что гагаузы — потомки средневековых тюркских кочевых племен (печенегов, тюрок-огузов, половцев) и других исчезнувших народов, волнами накатывающихся на Юго-восточную Европу из южно-сибирских, среднеазиатских и прикаспийских степей.

В процессе миграции, особенно после татарско-монгольского нашествия на Восточную Европу, предки гагаузов откочевали через северно-причерноморские степи в равнинные районы Северо-восточной Болгарии и Нижнего Подунавья. Гагаузы относятся к индоевропейской семье народов. По языку гагаузы причисляются к огузо-булгарской группе юго-западного ареала распространения тюркских языков.

В результате этих миграционных процессов, усилившихся очередной русско-турецкой войной 1806‑1812 гг., гагаузский народ оказался разделенным на две части: одна часть (меньшая) осталась в Болгарии, большая же часть обосновалась в Бессарабии, в рамках Российской державы. Борьба гагаузов за свою свободу от притязаний молдавских бояр сразу же после переселения, завершилась в декабре 1819 года Указом правительствующего сената России о предоставлении центральному Буджаку статуса иностранных колоний. Это фактически означало автономию для живущего здесь населения, значительную часть которого составили компактно расселенные гагаузы.

Гагаузы Буджака в XIX-XX веках разделили судьбу населения Российской Империи и не оставались пассивными в вихре политических и социальных потрясений, имевших место в этой державе. В ходе революции 1905‑1907 гг. население главного населенного пункта гагаузов — Комрата, восстав за свое национальное и социальное избавление, провозгласило свою Комратскую республику. Но восстание было жестоко подавлено властями.

События 1917‑1918 гг. отразились на жизни гагаузов Буджака стремлением к реализации своей автономии, но начатая в этом направлении работа в январе 1918 года была сорвана румынской оккупацией Бессарабии.

В условиях жесточайшей националистической дискриминации местного населения (и, прежде всего, гагаузов) румынскими властями в эти тяжелейшие годы, разумеется, не могло быть и речи о восстановлении гагаузами своего права называться самобытным народом, не говоря уже о возможности реализовать свое право на самоопределение, на развитие своей письменности и своей национальной культуры. В 1940 году, когда была образована Молдавская ССР, около 80 процентов гагаузов оказались в составе Молдавии, 20 процентов — на территории сопредельной по Буджаку Украины.

В августе 1990 года состоялся I Съезд народных депутатов степного юга Молдавской ССР, на котором была принята «Декларация о свободе и независимости гагаузского народа от Республики Молдова», провозгласив Республику Гагаузия в составе СССР. В том же 1990 году националистические власти Молдавии попытались организовать поход молдавских волонтеров на Гагаузию, который был пресечен, благодаря вмешательству Советской Армии.

В 1994 году, когда к власти в Кишиневе пришла умеренная коалиция, удалось уговорить непризнанную Гагаузию войти в правовое поле Республики Молдова в качестве автономного образования «Гагауз-Ери». Однако, впоследствии Кишинев шаг за шагом сворачивал эту автономию. Гагаузия, тем не менее, не предпринимала резких шагов вплоть до 2010 года, когда она отказалась отмечать «день советской оккупации», введенный тогдашним и. о. президента Михаем Гимпу.







  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • На прошлой неделе были осуществлены работы по перезахоронению первых пяти могил с территории аварийного Григорьевского кладбища на новое место. 14 января для проверки качества выполняемых работ на территорию Южненского кладбища, куда и производится перезахоронение умерших, выехала инициативная группа, в состав которой входят родственники и близкие захороненных. Увиденное их поразило…>>>
  • Сознание человека в обществе потребления, блокирует любую информацию, в которой не заложен элемент материальной прибыли, проще говоря, «бесплатно размышлять» никто уже не будет, а вот за деньги, такие люди, согласны будут размышлять в любом указанном направлении. «Бухгалтерское мышление» — так удачно назвала этот феномен президент Литвы Даля Грибаускайте, разрушает общество, а ведь общество — это фундамент государства…>>>