Час пик
Быстрый переход:




Последние из «мангеймцев» | Страница 1

Автор: Виталий Славин




«Самостийнисть» за последние 20 лет пронеслась по селам, как серпом… Новые Беляры больше напоминают развалины после нашествия варваров. Новая Ольшанка стала поставщицей дешевой рабочей силы в Одессу. Ново-Николаевка превращается в вымирающий населенный пункт. Ново-Кубанка представляет собой «период полураспада». Более других «повезло» Ново-Дофиновке. «Повезло» — потому что, хотя и не производит впечатления умирающего, но благополучие ее покинуло, а работы нет.

 

Юрий показывает: «Там была церковь, там — небольшая фарфоровая фабрика, а вот до той лесопосадки тянулись улицы села». Я немного шалею: «Улицы? Это, — в какие же годы?». Оказывается, совсем недавно…

 

Постановлением №1158 от 19.09.2007 Кабмин утвердил Государственную целевую программу развития украинского села на период до 2015 года. Толку от этого документа — ни на грош. Более того, ситуация в сельской местности стала ухудшаться еще более высокими темпами.

 

На днях мне позвонил одноклассник, несколько лет тому назад эмигрировавший на Запад и ныне проживающий в Германии. Он разыскивает малую родину своего деда, который был уроженцем села Ней-Мангейм Коминтерновского района. По данным школьного друга, это село располагалось в 35 километрах северо-восточнее Одессы.

Просьба состояла в том, чтобы найти это село, побеседовать со старожилами: может, кто-то помнит бывшего односельчанина? Затем планировался приезд большого семейства из Гамбурга, чтобы поклониться земле, которая когда-то дала приют их, ныне уже покойному, предку.

Я неплохо знаю Коминтерновский район. Поэтому прикинул, что, судя по расстоянию от областного центра гипотетического Ней-Мангейма, речь может идти либо о селе Новое Селище (в районе более известного под названием Новый Побут) Каирского сельсовета, либо о селе Новое Кремидовского сельсовета. Впрочем, нельзя сбрасывать со счетов и другие населенные пункты района, названия которых начинаются со слова «Новый» (логично предположить, что в современном названии села сохранилась, переведенная с немецкого, приставка «Ней»). А их на Коминтерновщине немало: Нов. Беляры, Нов. Дофиновка, Нов. Ольшанка, Нов. Селище, Новое, Новокубанка, Новониколаевка.

Начать решил с Нового Побута, хотя два года назад, готовя материал для нашей газеты по умирающим деревням, побывал здесь, и «немецких следов» не заметил. Но надо проверить все варианты. Поэтому выезжаю сначала в это село, так заманчиво обещавшее своим жителям «новый быт».

Если выехать из пгт. Коминтерновское в противоположную от областного центра сторону, то через какой-нибудь десяток километров дорожный знак укажет на второстепенную дорогу слева. И, через три километра вполне сносной насыпной дороги, передо мной, как и два года назад, открылась «панорама», которую крайне сложно идентифицировать с местом, где могут жить люди. Шеренги полуразваленных и полностью разваленных хат, джунгли бурьянов феноменальных размеров кое-где оживляются немногочисленными, и, судя по всему, обитаемыми строениями.

Стоит вспомнить, что в начале девяностых годов в селе размещалась бригада вполне благополучного колхоза «Украина», работала ферма, имелась сельхозтехника. Но самое главное — была работа. За годы независимости жители села тихо смирились и с отсутствием в селе медпомощи, и с закрытым коопторговским магазином, и с разрушенным клубом. О почте и говорить нечего. Малочисленные пенсионеры (их в селе человек десять), пока есть силы, регулярно ездят в «столицу» района, в банки, для получения нищенского пособия по возрасту.
* * *
…В этом селе я не был два года. И, честно говоря, произошедшие перемены особого оптимизма не вызывают. Разговариваю со своим знакомым, бывшим депутатом сельского совета Николаем Притулой, бывшим электриком, ныне пенсионером. Он с радостью сообщает, что в селе, наконец-то, появилась вода. Как же надо было ограничивать на протяжении многих лет наших селян в элементарных удобствах, предоставленных цивилизацией лет этак 100‑150 назад, чтобы сейчас они смирились и довольствовались существованием на грани возможного, а появление в водопроводе воды после многих лет искусственной «засухи» воспринималось как огромное достижение?! Стоит ли удивляться, что в селе остались жить, по подсчетам моего собеседника, около пятидесяти человек?







  • Одним из важнейших вопросов законотворческой деятельности народного депутата Сергея Гриневецкого стал вопрос об обеспечении граждан жильем…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Выборы в местные советы должны проходить стопроцентно по мажоритарным округам. Особенно это стало понятно сейчас…>>>
  • Украинский суд, как показывает практика, — не просто самый несправедливый в мире. Он еще и проявляет завидный правовой нигилизм. То есть сам суд, как бы призванный строжайшим образом следить за соблюдением законов, на эти же нормы закона банально плюет…>>>
  • Статистика для того и создана, чтобы ее искажать в угоду чьим-то интересам. И если бы это была только одна проблема у судебной власти, мы бы жили в правовом государстве, или… (как там его называет наша Конституция?)! Однако, на самом деле у нас такой ворох проблем в судейской системе, что с ними уже никакая реформа не справится, и ни один человек. Во всяком случае, этот «ворох» только разрастается и разрастется, но решать проблемы по существу никто на самом деле не берется…>>>