Час пик
Быстрый переход:




Последние из «мангеймцев» | Страница 2

Автор: Виталий Славин






Как мне удалось выяснить у старожилов, село Новое Селище выросло в 1923 году на месте бывшего Царского Села, заложенного в начале XIX века помещиком Куросом — бывшим адъютантом Александра Суворова

Я мысленно перекрестился, убедившись, что немецкой колонии в Новом Побуте, во всяком случае, в обозримом столетнем прошлом, точно не было. Привозить сюда побежденных в годы последней войны немцев было бы крайне неосмотрительно. А уж имидж Украины, стремительно пытающейся реализовать свой «европейский выбор», пострадал бы точно.

Что касается других коминтерновских сел, так сказать, «Новых», то «самостийнисть» за последние 20 лет пронеслась по ним, как серпом…

Новые Беляры, до сих пор гордо именующиеся поселком городского типа, больше напоминают развалины села, подвергшегося нашествию варваров. Приказала долго жить и неплохая местная больница.

Новая Ольшанка, после развала местного крепкого хозяйства «Дружба», стала поставщицей дешевой рабочей силы в Одессу. Добраться в село со стороны райцентра, ввиду, мягко говоря, плохой дороги, крайне затруднительно.

Ново-Николаевка, расставшись за годы независимости со своей крупной птицефабрикой, медленно, но неуклонно из зажиточного прежде села превращается в вымирающий населенный пункт с огромным размером скрытой безработицы.

Ново-Кубанка, «отпочковавшись» когда-то от рядом расположенной Кубанки, страдает проблемами «метрополии» и представляет собой, так сказать, «период полураспада». Крупное сельхозпредприятие распалось на несколько фермерских хозяйств, работы нет.

Более других «повезло» Ново-Дофиновке. «Повезло» пишу в кавычках, потому что, хоть приморское село, в силу своего курортного расположения, и не производит впечатления умирающего, но коренным жителям от этого не легче. Распалось крупное КСП «Дофиновское», после исчезновения рыбколхоза «Черноморец» приказала долго жить и работавшая в его составе новодофиновская бригада рыбаков.

Но, как бы там ни было, связавшись со своими знакомыми, я выяснил, что ни одно из этих сел не называлось прежде Ней-Мангеймом. Поэтому, не откладывая на потом, на следующий же день проверяю оставшийся «немецкий след».

Рано утром отправился в путь по дороге Коминтерновское-Кремидовка. В селе Благодатное (кстати, как выяснилось позже, тоже немецкая колония с названием Миттельсдорф) увидел новенький дорожный указатель — «село Новое — 4 км». Сворачиваю направо, и по довольно неплохой дороге подъезжаю к туннелю под железнодорожной веткой. Метров 30 сплошной темноты, и после него дорога вконец испортилась, но твердое покрытие, в основном, сохранилось. Было заметно, что машины на этой, мягко говоря, «трассе», — нередкие гости. Я, честно говоря, преисполнился оптимизма.

Но села все нет, и нет. Наконец, вижу вдали одинокий дом. Услышав звук мотора и собачий лай, из него выходит молодая миловидная женщина. На мой вопрос с улыбкой подтверждает: «Да, это село Новое». Недоуменно оглядываюсь: в пределах видимости нет ни одного дома, кроме того, у которого я припарковался…

Знакомимся. Женщину зовут Анна. С мужем и тремя детьми мал-мала меньше, они уже около десяти лет являются единственными жителями села Новое. Сама Анна поселилась в Новом после замужества, но муж ее родом из этого села, и она от него слышала, что здесь, действительно, было немецкое поселение.







  • Лифты — проблема любого крупного города. К сожалению, неприятных, а порой и трагичных, ситуаций с лифтами становится все больше, и, по мнению С. Гриневецкого, этот вопрос заслуживает отдельного детального обсуждения…>>>
  • Через пять дней после принятия этого Закона, Верховная Рада, снова по инициативе Сергея Гриневецкого приняла Заявление «Безъядерному статусу Украины — реальные гарантии»…>>>
  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Статистика для того и создана, чтобы ее искажать в угоду чьим-то интересам. И если бы это была только одна проблема у судебной власти, мы бы жили в правовом государстве, или… (как там его называет наша Конституция?)! Однако, на самом деле у нас такой ворох проблем в судейской системе, что с ними уже никакая реформа не справится, и ни один человек. Во всяком случае, этот «ворох» только разрастается и разрастется, но решать проблемы по существу никто на самом деле не берется…>>>