Час пик
Быстрый переход:




Последние из «мангеймцев» | Страница 3

Автор: Виталий Славин






Женщина зовет из дома брата мужа, приехавшего в гости. Юрий Лисайчук подробно рассказывает о селе. Оно действительно называлось раньше Ней-Мангеймом. Основано еще до революции (позже я уточнил, что официальной датой рождения Ней-Мангейма считается 1910 год) немцами из более старой колонии Мангейма. Было в селе порядка 200 жителей (по данным 1943 года-197 человек).

Юрий показывает: «Там была церковь, там — небольшая фарфоровая фабрика, а вот до той лесопосадки тянулись улицы села». Я немного шалею: «Улицы? Это, — в какие же годы?». Ю. Лисайчук продолжает: «О многом нам рассказывали покойный дед, Алексей Арсентьевич — последний старожил села, и наша бабушка. Но уже на нашей памяти, в советские времена, здесь были и животноводческие фермы, и крепкие крестьянские хозяйства. Сейчас мой брат с женой и детьми — последние жители Нового, прежнего Ней-Мангейма. А, ведь, лет 20‑30 назад здесь жило не меньше ста человек».

Обращаю внимание на то, что, несмотря на проходящую рядом высоковольтную ЛЭП, к дому электрические провода не подведены. Хозяйка разводит руками: «Лет десять назад приехали электрики, и, несмотря на то, что в селе еще жили несколько семей, сняли трансформатор (позже я выяснил, что да, действительно, в 2001 году работники Коминтерновского РЭС, «в целях экономии и оптимизации энергоснабжения населения» демонтировали понижающий трансформатор, избавив село от последних признаков цивилизованности). С тех пор и живем без электричества. Вся надежда на аккумулятор, с ним и маленький телевизор иногда посмотреть можно. В общем, ничего страшного, жить можно».

Я убедился: последние из мангеймцев — непреклонные оптимисты, на судьбу не жалуются. Глава семьи работает водителем у фермера, поля которого окружают с. Новое. На Анне — забота о 6‑летней Любе, 4‑летней Оле, годовалом Владике. Да и хозяйство у них немалое: коровы, утки, куры. Плюс огород. Спрашиваю, где же продают молочное, ведь, коров то две? Хозяйка опять смеется: «Да кому ж тут продашь? До ближайших сел Благодатного и Благоево — 4‑5 километров. Автобус, как вы уже, наверное, заметили, у нас не ходит. Да и семья большая — пять человек. Детям в еде не отказываем, и молоко, и сметана, и мясо, яйца — все свое».

Оля и Владик, действительно, дай им бог здоровья, выглядят отменно. А где же старшая, 6‑летняя Люба? Анна напомнила мне, что сегодня -1 сентября и девочку в первый раз отвезли в школу соседнего села Благоево. Возят пока на мотоцикле. А как быть в распутицу или зимой, будут думать.

Уезжаю из Нового с тяжелым чувством. За каких-нибудь 20 лет процветавшее когда-то столетнее село прошло скорбный путь до полного исчезновения (впрочем, по результатам переписи 2001 года в Новом не зарегистрирован ни один житель!).

И последнее. Ныне в сельской местности в Украине живут 14296587 человек — более 30 процентов населения страны. За годы независимости Украины количество сельских жителей сократилось на 1,75 миллиона человек. Учитывая, что в настоящее время в селах насчитывается 2,2 миллиона пенсионеров, можно утверждать, что село и дальше будет умирать. Свыше 7 тысяч украинских сел (25 процентов от их общего количества!) отнесены к деградирующим, 135 сельских районов — зоны демографического кризиса. Постановлением №1158 от19.09.2007 Кабмин утвердил Государственную целевую программу развития украинского села на период до 2015 года. Толку от этого документа — ни на грош. Более того, ситуация в сельской местности стала ухудшаться еще более высокими темпами.

К сожалению, новые национальные сельские реформы — «оптимизация» в сферах образования и здравоохранения — судя по всему, вымоют из деревень последние сельские школы и больницы, после чего снимутся с насиженных мест и переселятся на съемные городские квартиры последние оставшиеся трудоспособные семьи. Ну, а что до предстоящего введения «рынка земли», то рынок, надо полагать, и впрямь появится. Уже без людей. Или для того, чтобы люди там не появились…

Впрочем, эти мысли я оставил при себе, а однокласснику сообщил только, что родную деревню его деда нашел. Хочет — пусть приезжает и сам посмотрит. Потому что в самом деле «есть на что посмотреть»…







  • Застройка Молдаванки должна базироваться на нескольких принципах. Во-первых, ключевым должен стать принцип социальной справедливости…>>>
  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • Противостояние обострилось до такой степени, что жители Лиманского решили провести акцию протеста — перекрыть проходящую через село железную дорогу. Работникам милиции удалось предотвратить незаконные действия людей, однако «паровой котел» протестного движения грозил взорваться в любой момент. Урегулировать ситуацию попытались Ренийская райгосадминистрация и районное газовое хозяйство. При их участии в конце октября 2011 года противоборствующие стороны достигли компромисса, и появилась надежда на то, что темпы газификации села будут ускорены… С тех пор прошло почти пять месяцев, но проблема лишь усугубилась…>>>
  • Эксклюзивный сюжет южненской телестудии «Миг» шокировал весь регион. Корреспонденты телестудии г. Южный после многочисленных звонков выехали в село Кошары, где по убеждению горожан в центре населенного пункта находится несколько «брошенных»… могильных плит…>>>