Час пик
Быстрый переход:




«Забытые» истории русской Галиции | Страница 1

Автор: Владислав Гулевич




Именно в середине ХІХ века властями Австро-Венгрии началось «изготовление» галицких украинцев, т. е. народа, оторванного от своего русского корня, противостоящего во всем русской идее, чей морально-политический облик взят сегодня за образец подражания во всеукраинском масштабе.

 

История галицко-русского движения (оно же карпато-русское движение, русофильство или москвофильство), зародившегося на западных границах Русского мира, насчитывает около 200 лет. Официальной датой возникновения культурно-политического москвофильства принято считать период, последовавший после подавления русскими войсками революции 1848‑1849 гг. в Австро-Венгерской империи.

В советской историографии это событие позиционировали как жестокое подавление свободолюбивых порывов венгерского народа. Такая однобокость не позволяла видеть главного: венгерские власти в борьбе за независимость от австрийцев впали в иную крайность — бескомпромиссное подавление самосознания славянских народов, которых подвергали жесткой мадьяризации, в т. ч. тех, кто считал себя русскими.

В те годы набирало мощь панславистское движение. Сербская, хорватская, чешская, словацкая, польская интеллигенция грезила о духовном единении славян, но эти мечты оставались несбыточными. Словак Людевит Штур с горечью описывал неспособность славян договориться друг с другом, и именно этим объяснял слабость славянских государств Европы, павших одно за другим под натиском более организованных германцев.

Из мозаики славянских народов он особо выделял русских, сумевших создать самое большое в мире славянское государство: «Совершенное исключение составляют русские, и при этом, в высшей степени замечательное, что не сами славяне закладывают Русское государство, и с самого его начала развивают всеподчиняющую силу, единящую разрозненные части в одно великое целое. Эта из чужа привитая Руси сила принялась в способном русском народе и перешла в наследство к носителям высшей в нем власти. Она существенно содействовала тому, что Русское государство не только пережило все другие славянские государства, но и сложилось так, что своею величественною громадою представило единственный и могущественный оплот против дальнейшего напора чужеземных стихий в нашем мире и отразило этот напор на всех точках».

Тогда же забурлила живительным источником творческая активность карпато-русских будителей, а среди них мы можем назвать Ивана Орлая, Юрия Венелина, Богдана Дедицкого, Василия Ваврика и еще сотни других, которая способствовала знакомству западно-украинского населения с русской культурой и русским языком. Его сходство с карпатскими говорами настолько бросалось в глаза, что дало основания галицким русофилам провозгласить русский язык наиболее чистой и грамматически правильной формой местных диалектов, которые тоже назывались «русскими».

Поэтому революционные события 1848‑1849 гг. следует считать датой зарождения политического русофильства, которое отныне не желало ограничивать себя историко-просветительскими рамками. С тех пор все чаще и громче звучали призывы к единению со всем великорусским народом, а в западно-украинских областях, прежде всего, на Закарпатье, укреплялись позиции русского языка, и росло число сторонников русофильской идеологии.

Приблизительно в то же время, в том же ХІХ в., властями Австро-Венгрии началось «изготовление» галицких украинцев, т. е. народа, оторванного от своего русского корня, противостоящего во всем русской идее, чей морально-политический облик взят сегодня за образец подражания во всеукраинском масштабе. Тогда Галиция была частью Австро-Венгерской империи, где этническое инакомыслие жестоко подавлялось.

Венгры безжалостно давили словаков (даже национальный поэт Венгрии Шандор Петефи был мадьяризированным словаком Александром Петровичем). Австрийцы же, совместно с поляками, главную угрозу видели в русских. С опорой на искусственно созданные украинофильские организации Вена успешно проводила политику жесткого подавления любой русскости в западно-украинских землях, используя различные методы — от униатской и католической церкви до террора.







  • «Безопасный город» — один из ключевых пунктов программы Сергея Гриневецкого. Являясь первым заместителем председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, он видит эту проблему как профессионал, системно, определяя ключевые факторы жизнеобеспечения города. Здесь и качество продуктов питания, и качество воды, и санитарная гигиена, и соблюдение ПДД...>>>
  • Лифты — проблема любого крупного города. К сожалению, неприятных, а порой и трагичных, ситуаций с лифтами становится все больше, и, по мнению С. Гриневецкого, этот вопрос заслуживает отдельного детального обсуждения…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • На прошлой неделе были осуществлены работы по перезахоронению первых пяти могил с территории аварийного Григорьевского кладбища на новое место. 14 января для проверки качества выполняемых работ на территорию Южненского кладбища, куда и производится перезахоронение умерших, выехала инициативная группа, в состав которой входят родственники и близкие захороненных. Увиденное их поразило…>>>
  • Бахмачский районный суд Черниговской области приговорил судью одного из городских районных судов Сумской области к 5 годам лишения свободы с лишением права занимать определенные должности, связанные с отправлением правосудия на 3 года за получение взятки и вынесение заведомо неправосудного решения…>>>