Час пик
Быстрый переход:




Заморские грезы Варшавы | Страница 3

Автор: Владислав Гулевич






Нельзя сказать, что из уст польской интеллигенции и политиков не раздавались голоса против этой откровенно бредовой идеи польского колониализма. Но эти голоса тонули в громогласных руладах, воспевающих приращение Польши заморскими владениями. Главными аргументами для сторонников создания польских колоний за океаном служили примеры Франции, Германии и Британии, достигших в военно-хозяйственном отношении больших успехов, чем Польша, а также алармистские настроения по причине перенаселения самой Польши, которую спасти от этого может только многочисленная эмиграция. Направлений же для эмиграции было всего два — Северная Америка (Канада и США, где польские эмигранты тонули в море приезжих из остальных стран и быстро ассимилировались) и «восточные территории» или «кресы» (Западная Украина, Западная Белоруссия, часть Литвы), а этого было недостаточно. На «восточных территориях» Варшава старалась достичь численного перевеса польского национального элемента над местным населением, чтобы закрепить эти территории навсегда за собой. Земельные участки на «кресах» часто получали польские военнослужащие, отставные жандармы и чиновники. С 1919 по 1929 годы свыше 70 тысяч военных с семьями поселились на «кресах». «Кресы» нужно было массово заселять, ибо это была единственная территория, куда могли выехать польские поселенцы, и где была значительной доля не польского населения, не лояльного к Польше, которое необходимо было «переварить» в «польском этническом котле». Только в одну Западную Белоруссию с 1918 по 1939 годы переехало более 300 тысяч польских осадников. Варшава стремилась многократно расширить размеры польской державы, вобрав максимально возможное количество территорий, и ее взор обратился в сторону южных широт. Единственный инструмент, которым она при этом пользовалась — колонизация захваченных территорий и жажда «новых географических открытий» в виде заморских колоний, населенных поляками.

Польские колонии появились в Бразилии и Либерии. В Мозамбик уже отправилась группа геологов и агрономов для разведки местности. Живо обсуждались планы эмиграции польских евреев на Мадагаскар. Вот-вот должны были отправиться первые колонисты в Анголу. Но колониальные фантазии Варшавы так и остались фантазиями. Бразильские и либерийские колонии обанкротились. Критики колониальных иллюзий были правы: бюджет Польши не вынес этого финансового бремени, а польских поселенцев не везде ждали с распростертыми объятиями. Колониальным проектам на Мадагаскаре, в Анголе и Мозамбике тоже не довелось осуществиться. Заморский вектор польской политики был свернут, и вся колонизаторская энергия была направлена на «восточные территории». Но сама Морская и колониальная лига продолжала существовать и работать до самого начала Второй мировой войны.

С поражением Польши от вермахта в 1939 году лига прекратила свою деятельность. Варшаве было не до морей и океанов. Ее деятельность была возобновлена в 1944 году, а сама организация сменила название на Морскую лигу. Позже и она подверглась упразднению.

Восстановлена Морская лига была в 1980‑е годы, и с 1999 года носит наименование Морской и речной лиги. И сейчас среди польских патриотов деятельность членов Морской и колониальной лиги вызывает восхищение и уважение. Ее наследница — Морская и речная лига, чье руководство проводит патриотические мероприятия, посвященные идеологам польского колониализма. Публикуются их тезисы, работы историков, им посвященные, в положительном тоне освещается сама идея получения для Польши африканских или американских колоний. Слов сожаления или несогласия с откровенно захватническими концепциями К. Соснковского и М. Заруского (ведь они настаивали не только на покупке заморских угодий, но и на безапелляционной передаче в польское владение земель, захваченных ранее другими европейскими державами) не слышно.







  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Есть вопросы регионального уровня, которые тоже надо решать, но опять же, они из региональных должны переходить в общегосударственные…>>>
  • По просьбам одесситов мне неоднократно приходилось выступать с депутатскими обращениями по вопросам работы ЖКХ к органам власти, как центральным, так и местным. И вывод, к которому я пришел, очевиден. Главная задача — сформировать такие условия, когда коммунальные предприятия сами будут бороться за своего потребителя, стремясь предоставить ему качественные услуги…>>>
  • В иные времена о таких людях писали очерки, потому что на них земля наша держится — не на «дерзких» и «сильных», с ярко выраженным «хватательным» инстинктом, а на таких вот «незаметных» тружениках и труженицах, тихо делающих свое дело, и так же незаметно создающих общественные блага… Поклониться бы ей — за это ее чистое и светлое служение обществу. Так нет же! Именно по этому — самому драгоценному — и был нанесен жестокий и страшный удар…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>