Час пик
Быстрый переход:




Нынешняя Закарпатская область некогда носила свое исконное имя — Угорская или Карпатская Русь | Страница 3

Автор: Петро Роженко






В то же время русские крестьяне жаловались на постоянное насилие со стороны чешских властей. Простой русский люд избивали за неуплату достаточно высоких налогов, подвергали унижениям и незаконным экзекуциям. Бывали смертные случаи и много случаев инвалидности после таких событий. Ни один чешский жандарм не понес за это никакого наказания. Виновными всегда назначались русские, и только они представали перед судом. «Жандармов и всякого рода полицейских было в Карпатской Руси раз в десять больше, чем при мадьярах. Все они были чешской национальности и не давали покоя нашему народу», — читаем у А. Геровского.

Для самой западной части русского народа соседство с Западом оказалось роковым. Все прилегающие государства — Польша, затем Австро-Венгрия, потом уже Чехословакия — бездушно и жестоко подавляли любые проявления русскости среди населения. В ход шло все — от прямых репрессий до коварных провокаций и циничных диверсий. На фоне поляков, австрийцев и венгров чехословаки выглядят более гуманными. Действительно, в Чехословакии не было концлагерей для русофилов, как в Австрии. Не было массовых казней, как в Польше. Не было расстрелов и покушений на жизнь карпато-русских деятелей, как в Венгрии. Но были тюрьмы, как в Польше, Австрии и Венгрии, куда бросались заподозренные в русофильстве русины. Была откровенная дискриминация только за то, что ты — русский. Был жандармский произвол, избиения, издевательства вплоть до смерти, непробиваемая цензура и мощная шпионская сеть, пользовавшаяся услугами украинофилов для уничтожения карпато-русского движения. Был голод и нежелание чешского правительства оказывать помощь, была наглая ложь, будто все пожелания Карпатской Руси учтены и удовлетворены. Был антирусский расизм на самом высоком уровне, когда карпатороссов в СМИ и среди чехословацких политиков и дипломатов называли скотом и дикой полутатарской нацией. Это потом, в 1944‑1945 чехи будут радостно приветствовать русского солдата-освободителя на своей земле. Будут махать ему руками и рыдать от радости. Тогда же среди благодарных чешских крестьян в ходу была поговорка «Еднего гуса — для руса» («Одного гуся — для русского»).

В 1968 г. Прага уже не захотела дружбы с русскими. В ЧССР вошли войска стран Варшавского договора. Чехословаки кричали о свободе и независимости. Что такое для них независимость от Москвы, мы теперь знаем. Это членство в НАТО, элементы американской ПРО с обслуживающим персоналом из числа бравых янки в Чехии, поддержка антироссийских выходок Киева, Тбилиси и «трех прибалтийских поросят», участие чехословаков в колонизаторских преступлениях Вашингтона в Ираке и Афганистане, покорное поддакивание Западу в его кровавых деяниях в Ливии, и т. д. Кто знает, не будь вторжения в 1968 году, все эти «прелести» Прага могла бы уже сделать в том же 1968.

Сегодня Прага из кожи вон лезет, дабы засвидетельствовать свою покорность своему новому патрону. В стране открываются музеи, главная функция которых — создание негативного образа Советского Союза и русских солдат, как периода Великой Отечественной войны, так и послевоенного времени. Молодым чехам скармливают пропагандистский продукт о будто бы неуемной жестокости красноармейцев, которые Чехословакию не освобождали, а исключительно грабили и насиловали ее население. Одним таким ретивым молодчикам мне пришлось напомнить, что, будучи под Гитлером, чехи исправно трудились на заводах, поставляя вермахту танки и вооружение, из которого потом сжигали советские города и села. Танками «Шкода» было оснащено несколько немецких дивизий, напавших на СССР в 1941 году. На этих танках, заботливо предоставленных чехами, в нашу страну ворвались орды насильников и карателей. Так с каким настроением должен был прийти в Чехословакию советский боец, все это знавший и видевший своими глазами? Не оправдываю случаев противоправных действий со стороны солдат Красной Армии в отношении мирных чехословаков. Не оправдываю, но понять могу. Советский воин пришел на чехословацкую землю как освободитель, и случаи насилия против населения Чехословакии были маргинальным явлением, пресекавшимся советским командованием.

Как и за что уязвить в русских, чехи знают. Но знают ли они о своем колониальном прошлом? Помнят ли о том, как за работу среди «дикого» и «нецивилизованного» русского «скота» их чиновничество получало колониальную приплату? Знают ли о насилии, которому подвергались русские в довоенной Чехословакии? Вряд ли. Демократическая Чехия в наш век свободы слова предпочитает бережно хранить свои исторические тайны.







  • В нашей стране самый высокий уровень налогов на заработную плату, из-за чего предпринимателю просто невыгодно показывать ни количество работающих, ни их легальную зарплату…>>>
  • Безопасность горожанина касается не только чрезвычайных ситуаций…>>>
  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • Украинский суд, как показывает практика, — не просто самый несправедливый в мире. Он еще и проявляет завидный правовой нигилизм. То есть сам суд, как бы призванный строжайшим образом следить за соблюдением законов, на эти же нормы закона банально плюет…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>