Час пик
Быстрый переход:




Готовы ли граждане поддержать? Вот в чем вопрос… | Страница 1

Автор: Андрей Потылико




Свобода слова в Украине давно превратилась в сплошную фикцию. Это — грандиозное сотрясание воздуха. Это — гигантская пушка, стреляющая холостыми зарядами. Гора, способная рожать лишь дохлых мышей.

 

Сила тех или иных СМИ (и, следовательно, сила свободы слова в целом) заключается не в том, насколько остро и правдиво пресса преподносит информацию обществу. Эта сила заключается в ответной реакции со стороны общества — и ни в чем другом! Даже самое резонансное журналистское расследование превращается в «большой кусок бумаги, испачканный типографской краской», если его игнорируют.

 

Каждое правительство издевается над народом ровно в той степени, в какой народ позволяет над собой издеваться. Соответственно, каждый народ достоин своего правительства. Это аксиома. Мы же не просто позволяем над нами издеваться. Мы позволяем осуществлять по отношению к себе физический и духовный геноцид.

 

Наша главная проблема — рабская психология, замешанная на страхе. Причем, мы порой и сами не знаем, чего и почему мы боимся. Давно нет товарища Сталина. Канул в Лету всесильный КГБ. Никто не сажает нас в лагеря на Колыме. А мы продолжаем бояться, бояться, и бояться… И всякий раз голосуем на выборах за тех, кто грабит и продает нашу несчастную страну. Уму непостижимо!

 

Будучи молодым начинающим журналистом, я часто слышал от сердитых читателей «стандартный» упрек: «Вот вы пишете, пишете, критикуете, а что толку? Разве от ваших статеек что-то меняется? Да ничего! Так какая же вы четвертая власть?!»

В тот период, 16 лет назад, я не отличался изощренностью мышления, а посему воспринимал подобные вопросы слишком буквально и прямолинейно. И искал столь же прямолинейные ответы. Искал, но не находил…

 

Новое отношение власти к прессе: «А нам все равно»

 

С тех пор многое изменилось. И в то же время не изменилось ничего. От «оранжевой революции» остались лишь горькие разочарования, «идеалы Майдана» выброшены на помойку истории, а нынешний правящий режим (ПР) усиленно выстраивает вертикаль власти «зарады реформ» (или, как выразился однажды наш Президент, «заразы реформ»). Политика команды Януковича привела к тому, что «прогрессивная общественность» как внутри Украины, так и за ее пределами (в частности, в Евросоюзе) все чаще выражает озабоченность явными притеснениями свободы слова в нашей стране. Тем более, что именно свобода слова считается чуть ли не единственным реальным достижением «юной украинской демократии».

Это, наверное, так. Однако как человек, профессионально занимающийся добычей и распространением информации много лет, хочу заявить: на самом деле за годы независимости ситуация со свободой слова в Украине практически не изменилась. Тот, кто хотел говорить правду, и не боялся последствий, — говорил ее — что при Кравчуке, что при Кучме, что при Ющенко. И продолжает говорить при Януковиче. А тот, кто не хотел — «вещал» на нейтральные темы или просто продавался.

Впрочем, разница между «тогда» и «теперь» все же есть. Если при Кучме журналист, выступавший с критикой власти, гарантированно нарывался на неприятности (ему нередко угрожали, на газету подавали в суд, у редакции начинались проблемы и т. д.), то при Ющенко действительно стало свободнее. В том смысле, что появилась свобода наплевательского отношения к прессе. Газета могла опубликовать самое сенсационное журналистское расследование, самый смелый разоблачительный материал. Могла обнародовать конкретные коррупционные схемы и привести примеры финансовых махинаций. Могла назвать вопиющие факты злоупотреблений служебным положением со стороны чиновников любого уровня. И при этом зачастую ничего не происходило. Ничего! Какое-либо возмущение общественного мнения начиналось только тогда, когда скандал достигал всеукраинского масштаба. Но и в этом случае населению страны умело прописывали «успокоительное лекарство»: очередной генпрокурор объявлял народу о возбуждении очередного уголовного дела, и о том, что он берет расследование «под личный контроль». А через два-три месяца уголовное дело тихо закрывалось. Как говорится, без шума и пыли. И никто о нем больше не вспоминал…







  • Есть вопросы регионального уровня, которые тоже надо решать, но опять же, они из региональных должны переходить в общегосударственные…>>>
  • По просьбам одесситов мне неоднократно приходилось выступать с депутатскими обращениями по вопросам работы ЖКХ к органам власти, как центральным, так и местным. И вывод, к которому я пришел, очевиден. Главная задача — сформировать такие условия, когда коммунальные предприятия сами будут бороться за своего потребителя, стремясь предоставить ему качественные услуги…>>>
  • В нашей стране самый высокий уровень налогов на заработную плату, из-за чего предпринимателю просто невыгодно показывать ни количество работающих, ни их легальную зарплату…>>>
  • Герои «аспектов» — это судьи, которые напрочь забыли о существовании судейской присяги, игнорируют ее, тем самым порочат свой статус и дают нам неисчерпаемый источник фактов, позволяющих доказывать: кривосудие существует!..>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>