Час пик
Быстрый переход:




Давайте менять «тех»! Иначе они поменяют нас… | Страница 1

Автор: Виталий Орлов, преподаватель ОНУ им. Мечникова




Эта история могла приключиться в любом городе, но, по воле судьбы, она произошла в Одессе. Четверг, 29 сентября, вечер. После визита к участковому врачу стало ясно, что не избежать больницы. «Я сделала все, что было в моих силах», — сетовала Ольга Викторовна, участковый врач. Не хотелось ей отправлять Владика в больницу. Две недели она старалась всеми доступными средствами покончить с кашлем. Не в ее правилах решать экстремальными способами болезни детей. Но иногда выходит так, что ребенку не избежать больничной палаты с капельницами, уколами и т. д. Владику в этом случае не повезло. Кашель, хрипы, доносящиеся из области легких, не прекращались.

Приехав в приемное отделение, мама и сын стали ждать своей очереди. Перед ними дежурная врач принимала девочку. Прошло десять, пятнадцать, двадцать минут. Наконец-то настал черед Владика и Татьяны Ивановны. Разговаривая с врачом, мама Владика бросила взгляд на шкаф, такой знакомый со времени ее обучения в школе. Там, где должны были быть, по ее мнению, растворы йода, зеленки, хлорки, баночки с марганцовкой, шприцы и всякая медицинская утварь, царила… пустота.

Осмотрев мальчишку, врач сказала, что ему однозначно необходима госпитализация. Заполнив все полагающиеся бумаги, составив график процедур на ближайшие несколько часов, врач отправила маму и сына в стационар, расписав при этом, что нужно купить в первую очередь. Список включал ряд медикаментов и… бинты с ватой и шприцами.

Закупив всего медицинского товара почти на 200 гривень, и вручив его медсестрам, мама вернулась в палату к сыну. Парень кашлял и по-прежнему хрипел. Когда медсестры ознакомились с тем, что принесла заботливая мама, они сказали, что нужно докупить еще кое-что. Напрашивается первый вопрос: почему не сказали сразу? Будем полагать, что это от усталости врача… Сбегав повторно в аптеку, Татьяна Ивановна отдала все приобретенное медсестрам. После этого Владик отправился на ингаляцию.

Наведя все справки, уставшая после работы и похода в больницу мама отправилась домой, где ее ждал младшая дочь, которая к моменту появления мамы дома, уже спала.

На следующий день мама отвела дочь в садик, сбегала к сыну, принесла ему завтрак и обед (вот уже с добрый десяток лет ни пищеблок, ни столовая в больнице не работают), и вспомнила, что накануне вечером дежурная врач пообещала: в пятницу Владику сделают рентгеновский снимок, и окончательно определят, что за хворь с ним приключилась.

Мама волновалась, и не зря. Делать рентген серьезно больному ребенку никто не торопился. Оказалось, что в больнице отсутствует рентгенолог, то есть должность есть, а специалиста нет. Рентгенолог, как выяснилось, приходящий: пришел — сделал снимок — ушел. Для людей, которые в медицине разбираются не очень, скажу, что снимок надо еще прочитать и определить по нему, каково состояние легких и, соответственно, как их лечить. А в нашем случае парню прописали процедуры, зная, что у него происходит в легких, только на уровне XIX века — то есть (пусть меня простят врачи за непрофессиональную речь) — путем прощупывания и простукивания. И так продолжалось еще три дня — до понедельника.

Слава богу, ребенку хуже не стало. Но само состояние информационной невесомости угнетало мать. Собравшись утром, закупив лекарств еще почти 200 гривень, заботливая мать помчалась в больницу. Занесла это все медсестрам и еще добавила 35 гривень за снимок, который сделали накануне, не забыв напомнить, сколько мама должна и за это…

Шел первый день октября. К тому моменту на зарплатной карточке, как это уже сложилось в последние пару лет, должны быть деньги, которые собиралась снять Татьяна, чтобы покупать лекарства для лечения сына. Она подошла к банкомату и… о, ужас, денег на счету не было!

Как же так? Ведь завтра — День учителя — ее праздник. Последние несколько лет к профессиональному празднику учителям давали не только зарплату. А тут такое. Татьяна полагала, что это какое-то недоразумение, но, позвонив коллегам из других школ, убедилась: никакого недоразумения нет, равно, как и денег на счету. Хорошо, что есть родственники и близкие люди, готовые прийти на помощь.







  • Безопасность горожанина касается не только чрезвычайных ситуаций…>>>
  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Законотворчество — основной приоритет деятельности депутата и одновременно главный итог его пятилетней деятельности в стенах парламента. У народного депутата Сергея Гриневецкого этот итог внушительный: 55 подготовленных законопроектов и 88 депутатских запросов (депутатский запрос — официальное требование народного депутата к органам власти, для направления которого требуется поддержка Верховной Рады)…>>>
  • В нашей газете (№46(550) от 20 ноября 2011 года), мы уже поднимали тему противостояния Одесского городского совета, в лице фирмы «Варион» и фонда социальной защиты «Ветеран». Весь сыр-бор возник из-за помещений, выделенных городом под создание благотворительных столовых. Фирма «Варион», якобы как «новый арендатор» начала борьбу с «Ветераном», чья деятельность на протяжении многих лет, обеспечивала едой самых незащищенных и малоимущих Одессы…>>>
  • Статистика для того и создана, чтобы ее искажать в угоду чьим-то интересам. И если бы это была только одна проблема у судебной власти, мы бы жили в правовом государстве, или… (как там его называет наша Конституция?)! Однако, на самом деле у нас такой ворох проблем в судейской системе, что с ними уже никакая реформа не справится, и ни один человек. Во всяком случае, этот «ворох» только разрастается и разрастется, но решать проблемы по существу никто на самом деле не берется…>>>