Час пик
Быстрый переход:




Геноцид, которого «не заметили», или почему мы врем нашим детям?! | Страница 1

Автор: Владислав Гулевич




«Австрийские солдаты носят в ранцах готовые петли и где попало: на деревьях, в хатах, в сараях вешают всех крестьян, на кого доносят украинофилы — за то, что они считают себя русскими… Галицкая Русь превратилась в исполинскую страшную Голгофу, поросла тысячами виселиц, на которых мученически погибали русские люди только за то, что они не хотели переменить свое тысячелетнее название».

«Талергофский альманах»

 

Талергоф. О чем говорит это название современным украинским школьникам и студентам? Практически ни о чем. Эта страница нашей истории старательно затушевывается, выскабливается, вытравливается из народной памяти. О них молчит наше чиновничество, о них стараются не упоминать наши клинически украинствующие субъекты, о них даже не заикаются школьные и вузовские историки. И тому есть причины. Сугубо идеологические.

«История будет ко мне благосклонна, потому что я сам ее напишу», — говаривал старый английский колониалист Уинстон Черчилль. Украинская историография будет всегда благосклонна к украинской идее, потому что эта историография, словно под копирку, списана с пропагандистских прокламаций недругов Руси — австрийских, польских, немецких (а в XX веке английских и американских) стратегов. Неспроста ведь именно самой западной части Русского мира — Червонной Руси (топоним Западная Украина будет придуман гораздо позднее) — суждено было превратиться в оплот русофобского ренегатства. Сегодня эту некогда древнерусскую землю окончательно пытаются распрощать с остатками ее русскости.

Великорусская и малороссийская интеллигенция предчувствовала худое. Алексей Хомяков еще в 1839 г. в стихотворении «Киев» отразил тревоги тех дней: «Братцы, где ж сыны Волыни? Галич, где твои сыны? Горе, горе! Их спалили Польши дикие костры, их сманили, их пленили Польши шумные пиры. Меч и лесть, обман и пламя их похитили у нас. Их ведет чужое знамя, ими правит чуждый глас...».

Как известно из истории, ранее украинцев на Украине не было. Не было и самой Украины. Была просто Русь. Эпитет «киевская» ей позже, в XIX веке, присвоят историки, чтобы отличать ее от Руси новгородской, московской и т. д. Но соседство с Западом оказалось для Червонной Руси роковым. Огнем и мечом европейские народы выжигали из ее населения русское самосознание, заменяя его искусственными этническими конструкциями, выведенными в политических лабораториях Австрии, Венгрии и Польши. Так русским Червонной Руси было приказано превратиться в украинцев. Выведенная, словно огурцы в теплице, новая нация предназначалась для борьбы с общерусским мировоззрением изнутри. Ведомая чуждым гласом, подстрекаемая иноземными проходимцами, украинствующая национал-публика помогала австрийским оккупантам расправляться с теми, кто не желал отказываться от русского имени. Прочтите дореволюционные издания «Способы и средства «украинской» борьбы въ Австрiи», «Що то есть — украинофильство?», или более современные исследования русофильского движения в Галиции (например, «Очерки истории Русского Движения в Галичине XIX-XX вв.» Н. Пашаевой, 2001), и вы со слов современников увидите истинное лицо украинской идеи в Червонной Руси. Прочтите «Талергофский альманах» (1924 г.) и вкусите всю «прелесть» украинствующей политики Варшавы и Вены.

Ранимую душу украинского студента бережно хранят от встреч с этими историческими произведениями, не желая наносить ему нравственную травму. Вместо этого ему скармливают праздничные узоры из сусального золота о благородных борцах за независимость Украины. И ни слова о доносительстве, которым грешили украинофилы, регулярно составляя списки «неблагонадежных» подданных империи Габсбургов и подавая их в полицию. Ни слова о том, что как раз украинофилы выступали свидетелями галицко-русских «преступлений» на судебных процессах, учиняемых австрийцами. Первоначальное украинство объединяло злокозненных завистников, коварных доносчиков и беспринципных перебежчиков, и только самую малую часть тех, кто искренне пекся о малороссийской культуре и желал жить в гармонии со своим северным соседом.







  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • По просьбам одесситов мне неоднократно приходилось выступать с депутатскими обращениями по вопросам работы ЖКХ к органам власти, как центральным, так и местным. И вывод, к которому я пришел, очевиден. Главная задача — сформировать такие условия, когда коммунальные предприятия сами будут бороться за своего потребителя, стремясь предоставить ему качественные услуги…>>>
  • Застройка Молдаванки должна базироваться на нескольких принципах. Во-первых, ключевым должен стать принцип социальной справедливости…>>>
  • В иные времена о таких людях писали очерки, потому что на них земля наша держится — не на «дерзких» и «сильных», с ярко выраженным «хватательным» инстинктом, а на таких вот «незаметных» тружениках и труженицах, тихо делающих свое дело, и так же незаметно создающих общественные блага… Поклониться бы ей — за это ее чистое и светлое служение обществу. Так нет же! Именно по этому — самому драгоценному — и был нанесен жестокий и страшный удар…>>>
  • Если у вас захотят отнять жилье, не имея на то убедительных и документально подтвержденных оснований, совсем не обязательно, что вас защитит суд. Может случиться и наоборот: суд примет в производство дело, не имея никаких оснований для возбуждения производства. И вы проиграете в этом неправедном суде. А того факта, что судья наплевал и на ваши права, и на саму букву закона, никто не заметит. Ни в апелляционной инстанции, ни в Высшем суде. Называется это одним именем — произвол. Но это — не просто реалии наших будней. Это — «картинка с натуры»… >>>