Час пик
Быстрый переход:




Геноцид, которого «не заметили», или почему мы врем нашим детям?! | Страница 1

Автор: Владислав Гулевич




«Австрийские солдаты носят в ранцах готовые петли и где попало: на деревьях, в хатах, в сараях вешают всех крестьян, на кого доносят украинофилы — за то, что они считают себя русскими… Галицкая Русь превратилась в исполинскую страшную Голгофу, поросла тысячами виселиц, на которых мученически погибали русские люди только за то, что они не хотели переменить свое тысячелетнее название».

«Талергофский альманах»

 

Талергоф. О чем говорит это название современным украинским школьникам и студентам? Практически ни о чем. Эта страница нашей истории старательно затушевывается, выскабливается, вытравливается из народной памяти. О них молчит наше чиновничество, о них стараются не упоминать наши клинически украинствующие субъекты, о них даже не заикаются школьные и вузовские историки. И тому есть причины. Сугубо идеологические.

«История будет ко мне благосклонна, потому что я сам ее напишу», — говаривал старый английский колониалист Уинстон Черчилль. Украинская историография будет всегда благосклонна к украинской идее, потому что эта историография, словно под копирку, списана с пропагандистских прокламаций недругов Руси — австрийских, польских, немецких (а в XX веке английских и американских) стратегов. Неспроста ведь именно самой западной части Русского мира — Червонной Руси (топоним Западная Украина будет придуман гораздо позднее) — суждено было превратиться в оплот русофобского ренегатства. Сегодня эту некогда древнерусскую землю окончательно пытаются распрощать с остатками ее русскости.

Великорусская и малороссийская интеллигенция предчувствовала худое. Алексей Хомяков еще в 1839 г. в стихотворении «Киев» отразил тревоги тех дней: «Братцы, где ж сыны Волыни? Галич, где твои сыны? Горе, горе! Их спалили Польши дикие костры, их сманили, их пленили Польши шумные пиры. Меч и лесть, обман и пламя их похитили у нас. Их ведет чужое знамя, ими правит чуждый глас...».

Как известно из истории, ранее украинцев на Украине не было. Не было и самой Украины. Была просто Русь. Эпитет «киевская» ей позже, в XIX веке, присвоят историки, чтобы отличать ее от Руси новгородской, московской и т. д. Но соседство с Западом оказалось для Червонной Руси роковым. Огнем и мечом европейские народы выжигали из ее населения русское самосознание, заменяя его искусственными этническими конструкциями, выведенными в политических лабораториях Австрии, Венгрии и Польши. Так русским Червонной Руси было приказано превратиться в украинцев. Выведенная, словно огурцы в теплице, новая нация предназначалась для борьбы с общерусским мировоззрением изнутри. Ведомая чуждым гласом, подстрекаемая иноземными проходимцами, украинствующая национал-публика помогала австрийским оккупантам расправляться с теми, кто не желал отказываться от русского имени. Прочтите дореволюционные издания «Способы и средства «украинской» борьбы въ Австрiи», «Що то есть — украинофильство?», или более современные исследования русофильского движения в Галиции (например, «Очерки истории Русского Движения в Галичине XIX-XX вв.» Н. Пашаевой, 2001), и вы со слов современников увидите истинное лицо украинской идеи в Червонной Руси. Прочтите «Талергофский альманах» (1924 г.) и вкусите всю «прелесть» украинствующей политики Варшавы и Вены.

Ранимую душу украинского студента бережно хранят от встреч с этими историческими произведениями, не желая наносить ему нравственную травму. Вместо этого ему скармливают праздничные узоры из сусального золота о благородных борцах за независимость Украины. И ни слова о доносительстве, которым грешили украинофилы, регулярно составляя списки «неблагонадежных» подданных империи Габсбургов и подавая их в полицию. Ни слова о том, что как раз украинофилы выступали свидетелями галицко-русских «преступлений» на судебных процессах, учиняемых австрийцами. Первоначальное украинство объединяло злокозненных завистников, коварных доносчиков и беспринципных перебежчиков, и только самую малую часть тех, кто искренне пекся о малороссийской культуре и желал жить в гармонии со своим северным соседом.







  • Наш город славен прекрасной архитектурой. Мы гордимся тем, что Одессу строили ведущие архитекторы прошлого. Но, увы, многие из этих зданий находятся в плачевном состоянии. Забота о культурном наследии Одессы всегда являлась приоритетом для Сергея Гриневецкого…>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Выборы в местные советы должны проходить стопроцентно по мажоритарным округам. Особенно это стало понятно сейчас…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Сознание человека в обществе потребления, блокирует любую информацию, в которой не заложен элемент материальной прибыли, проще говоря, «бесплатно размышлять» никто уже не будет, а вот за деньги, такие люди, согласны будут размышлять в любом указанном направлении. «Бухгалтерское мышление» — так удачно назвала этот феномен президент Литвы Даля Грибаускайте, разрушает общество, а ведь общество — это фундамент государства…>>>