Час пик
Быстрый переход:




Сергей Гриневецкий: «Подтверждение гарантий безопасности обретает принципиальное значение» | Страница 1

Автор: («Зеркало Недели»)




То, чему мы являемся свидетелями, скорее всего, можно охарактеризовать как «конец постсоветской эпохи». Можно соглашаться или не соглашаться с известным тезисом Владимира Путина о том, что развал СССР «был крупнейшей геополитической катастрофой века», но несом­ненно, что именно это событие предопределило развитие мира минимум на двадцать лет, а, учитывая силу инерции, то и гораздо дальше.

 

Финансово-экономический кризис послужил толчком к переосмыслению основ мировой политики, прежде всего политических ориентиров и роли международных институтов в обеспечении глобальной безопасности… Всерьез заговорили о новой архитектуре общеевропейской безопаснос­ти «от Ванкувера до Владивос­тока», свободной от разграничительных линий и внутренних угроз, которая должна прийти на смену ялтинско-хельсинкской системе.

 

Дискуссия о новой системе европейской, а если брать шире, то и международной безопасности, зашла в тупик. Выдвинутая в 2009 году инициатива президента России Дмитрия Медведева если не была практически с порога отвергнута ведущими странами НАТО, то, во всяком случае, ее как бы «не заметили». Но, к сожалению, и других идей нет. Не дает ответа на ключевые проблемы современности и новая Стратегическая концепция НАТО, принятая на саммите в Лиссабоне в ноябре 2010 года.

 

Объективно страны «ядерной пятерки», в частности США и Россия, находясь под влиянием устаревших представлений о силе и влиянии государства, по-прежнему продолжают рассматривать Украину как зону потенциального соперничества. У Украины есть единственный путь утверждения в «меняющемся мире» — более активная позиция в обсуждении путей реформирования глобальных институтов безопасности, собственное видение единого европейского пространства безопасности, выдвижение инициатив по механизму разоружения и контроля над вооружениями, борьбе с новыми угрозами.

 

«Меняющийся мир» — в этих двух словах сконцентрированы все тревоги, ожидания и колебания Украины. Мир действительно меняется, но, как это нередко бывает, в реальной политике инерция традиционных представлений и поведения оказывается сильнее понимания происходящих перемен.

Наверное, лет через десять кто-то из ученых или экспертов, предрекавших то или иное развитие событий, скажет: «А я же был прав, но меня не хотели слушать». И будет отчасти прав, так же, как и политик, который не стал заглядывать далеко за горизонт, а предпочел действовать в «пределах видимости».

Наверное, не стоит особо упрекать их в излишней близорукости, потому как даже самые прозорливые не способны предугадать, каким будет мир через 10—15 лет, и как отзовутся те или иные решения. Именно поэтому поведение нынешних ведущих геополитических игроков продиктовано теми реалиями, которые сформировались за последние десятилетия, и отправной точкой которых стал развал Советского Союза. В этих условиях у любого шага, даже принятого исходя из потребностей дня сегодняшнего, есть шанс обернуться далеко идущими последствиями.

Примером тому может служить ситуация вокруг провозглашенного Украиной курса на проведение политики внеблоковости. Он был принят как раз в момент глобальных гео­политических трансформаций.

То, чему мы являемся свидетелями, скорее всего, можно охарактеризовать как «конец постсоветской эпохи». Можно соглашаться или не соглашаться с известным тезисом Владимира Путина о том, что развал СССР «был крупнейшей геополитической катастрофой века», но несом­ненно, что именно это событие предопределило развитие мира минимум на двадцать лет, а, учитывая силу инерции, то и гораздо дальше. Расши­рение Евросоюза и НАТО, попытки собрать воедино осколки Советского Союза под эгидой различных организаций, начиная с Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ), Таможенного Союза и заканчивая проектом Евразийского Союза — все это составные одного процесса.







  • Законотворчество — основной приоритет деятельности депутата и одновременно главный итог его пятилетней деятельности в стенах парламента. У народного депутата Сергея Гриневецкого этот итог внушительный: 55 подготовленных законопроектов и 88 депутатских запросов (депутатский запрос — официальное требование народного депутата к органам власти, для направления которого требуется поддержка Верховной Рады)…>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Лифты — проблема любого крупного города. К сожалению, неприятных, а порой и трагичных, ситуаций с лифтами становится все больше, и, по мнению С. Гриневецкого, этот вопрос заслуживает отдельного детального обсуждения…>>>
  • Страсти кипят вокруг главной отечественной сиделицы. Восторженные фанаты исступленно требуют ей свободы. Того же домогаются зафрахтованные зарубежные борцы за демократию в Украине. Даже циклические изменения в самочувствии VIP-заключенной ставятся в вину «преступной власти»… На самом же деле циркачам и шоуменам нашей общественной жизни глубоко безразличны права человека, его свободы и сама свобода. Если, конечно, это не касается их самих и их подельников…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>