Час пик
Быстрый переход:




Сергей Кургинян: «Российско-украинские отношения: от ситуативной прагматики к полноценной стратегии» | Страница 1

Автор: «Завтра»




Нынешнее развитие отношений между Россией и Украиной уже называют «конфронтационным пикированием». Взаимные обвинения в недружественности экономической, информационной, дипломатической и т. д. политики соседа — нарастают. Градус конфликтности между странами приближает ситуацию к «точке невозврата», к окончательному разрыву — экономическому и политическому. Конфликт продолжается, но почти нигде нет серьезного анализа его главных — и предельно болезненных для обеих республик стратегических последствий. Круг тем, вокруг которых вертится обсуждение, как правило, ограничивается текущей (в основном «газовой», экономической) прагматикой. То есть, практически исключает из рассмотрения множество крайне важных исторических, социокультурных, политических, международных контекстов. Тех контекстов, без которых невозможно понять проблему в ее нерасчленимой целостности.

Между тем, дальнейшее наращивание конфликта чревато и для России, и для Украины геополитической катастрофой, по масштабам и последствиям сопоставимой с развалом СССР.

 

Как дошли до жизни такой

 

В эпоху СССР Украина по своему демографическому, промышленному, сельскохозяйственному, научно-технологическому, культурному потенциалу была крупнейшей после России и наиболее плотно с ней соединенной кооперационными хозяйственными связями частью страны.

Развал СССР предопределил очень болезненные разрывы этих связей. Даже сохранить наиболее важные цепочки научно-технологической и производственной кооперации удавалось все хуже или просто не удавалось.

Не удавалось потому, что директивное введение рыночных отношений ликвидировало советскую командно-плановую системность, но не создало (увы, до сих пор) альтернативной рыночной системности. Не удавалось и потому, что и в российский, и в украинский политический обиход (особенно в первые годы «незалежного» существования) очень активно внедрялся комплекс конфронтационных экономических мифов. В России это был миф о том, что все годы советской власти руководство страны «кормит СССР», изымая из России необходимые ей самой ресурсы для поддержки других республик. И, мол, стоит лишь ввести рынок и освободиться от «имперской обузы», и страна экономически буквально взлетит. Симметричный украинский миф гласил, что «Москва грабит Украину», и что максимальный отрыв от этой соседки плюс «рынок» позволят за несколько лет «незалежности» стать одной из наиболее богатых стран мира.

 

Каковы же результаты?

 

По данным Всемирного банка (ВБ), после 1990 г. ВВП России и Украины (расчет по паритету покупательной способности национальных валют в постоянных долларовых ценах 1990 г.) неуклонно снижался вплоть до 1998‑1999 гг. (до минимума 54% в России и 42% на Украине), а затем начал медленно расти. В России уровень ВВП 1990 г. был достигнут лишь к 2008 г., но далее снова упал, а на Украине не достигнут до сих пор. Подушевой ВВП на наиболее благополучный предкризисный 2007 г. в России был ниже, чем 1990 г., на 9,3%, а на Украине — на 19%.

В украинской политике этот результат («еще хуже, чем в России») обычно объясняют тем, что мощный производственный комплекс республики (и промышленный, и сельскохозяйственный) вынужден чрезмерно опираться на дорогой импорт нефти и газа. Так, в 2010 г. Украина потребила около 60 млрд. куб м газа, из которых почти 40 млрд. куб м импортировала из России.

Но эксперты признают, что и на Украине, и в России эффективность использования производственного ресурса в постсоветские годы резко снизилась. И что главными причинами стали разрушение системной связности хозяйства за счет форсированного внедрения «конкурентного рынка», разрыв большинства межгосударственных кооперационно-производственных связей, а также проблемы с установлением новых связей и поиском рынков сбыта вне СНГ.







  • Лифты — проблема любого крупного города. К сожалению, неприятных, а порой и трагичных, ситуаций с лифтами становится все больше, и, по мнению С. Гриневецкого, этот вопрос заслуживает отдельного детального обсуждения…>>>
  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Сознание человека в обществе потребления, блокирует любую информацию, в которой не заложен элемент материальной прибыли, проще говоря, «бесплатно размышлять» никто уже не будет, а вот за деньги, такие люди, согласны будут размышлять в любом указанном направлении. «Бухгалтерское мышление» — так удачно назвала этот феномен президент Литвы Даля Грибаускайте, разрушает общество, а ведь общество — это фундамент государства…>>>