Час пик
Быстрый переход:




Сергей Кургинян: «Российско-украинские отношения: от ситуативной прагматики к полноценной стратегии» | Страница 7

Автор: «Завтра»






Они в этом преуспели: эксперты признают, что уже к моменту «оранжевой революции» 2004 года немалая часть молодежи даже в «восточных» областях оказалась «перевербована» в националистическом «западенском» духе. И речь не только о молодежи: активные и влиятельные группы идеологических «антироссийских незалежников» сформировались и в силовых, дипломатических, научно-образовательных, культурных элитах Украины.

Путь к приходу на президентский пост Виктора Ющенко проложили не только широко известные акции поддержки «оранжевой революции» со стороны США и ряда других стран. Огромную роль в этом сыграли описанные выше идеологические трансформации украинского общества и украинского «политикума».

Могли ли эти трансформации произойти исключительно на основе настойчивой незалежно-антироссийской пропаганды?

Не могли. Одним из важнейших факторов этих трансформаций стала политика России как на украинском, так и на других направлениях. Политика как бы полностью отстраненного от памяти о былой дружбе «коммерческого прагматизма», похожая на известное «только бизнес и ничего личного» из гангстерских кинобоевиков. Один из достаточно влиятельных и вполне вписанных во власть украинских «восточников» определил эту политику так: «Все эти СНГ, ЕврАзЭС… мы еще в середине 90‑х поняли, что империя нас предала. И много раз убеждались, что предала окончательно. Западенцев изо всех сил поддерживают Америка и европейцы. А нам тогда куда идти?».

«Восточникам», на фоне усталости масс от политического самодурства Ющенко и неспособности его правительства решить насущные экономические проблемы, удалось вернуться во власть и даже в ней существенно укрепиться. В начале президентства Виктора Януковича в отношениях между Россией и Украиной наметились перспективы существенного сближения.

Однако альтернативной «западенству» идеологии и политической концепции — не возникло. Потому во всех частях Украины — и в том числе на бывшем «пророссийском» Востоке — налицо клановый элитный раздрай, внутрипартийные свары, краткосрочные и меняющие свой состав политические и экономические альянсы, исключающие появление устойчивой долговременной стратегии.

И потому — раз альтернативы нет — идет движение в том самом «западенском» векторе, который хотя бы как-то (пусть даже провокационно и эгоистично) поддерживается США и Европой: «Мы, конечно, в НАТО вступать не будем… но программу подготовки к членству исполняем по всем пунктам… Мы, конечно, в ЕС в обозримом будущем не попадем, да и ЗСТ нам вроде во вред… но соглашение об ассоциации постараемся подписать как можно скорее…».

 

Международные контексты

 

Все перечисленные проблемы для украинской элиты и украинского народа сегодня отягощаются пониманием того, что в мировой политике происходят беспрецедентные трансформации.

Мир уже стал другим после войн в Сербии, Ираке, Афганистане. И он катастрофически другой после Ливии. Ясно, что характер участия Европы и США в «арабской весне» ставит под сомнение любые нормы международного права, кроме вроде бы официально отмененного «права сильного». Ясно, что наработанный в нынешнем году опыт объявления «нелегитимным» любого правящего режима в любой точке мира — при существующих тенденциях неизбежно будет расширяться без оглядки на какие-то там резолюции Совета Безопасности ООН.

Понятно, что членов НАТО Польшу, Румынию или Турцию нелегитимными не объявят. А Украину?

В этом новом мире альянс БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай), возникший как виртуальная почти случайно названная аббревиатура, пытается превратиться — что показывают последние солидарные голосования в ООН — в реального международно-дипломатического субъекта. Это уже понимают в мире как союз тех, кого могут объявить нелегитимными. За Тяньаньмэнь или Тибет, за подавление бунтов в фавелах Рио-де-Жанейро, за преследование исламских террористов в Джамму и Кашмире, за Магнитского и Ходорковского… да мало ли за что… А на Украине разве похожих поводов не найти?







  • По просьбам одесситов мне неоднократно приходилось выступать с депутатскими обращениями по вопросам работы ЖКХ к органам власти, как центральным, так и местным. И вывод, к которому я пришел, очевиден. Главная задача — сформировать такие условия, когда коммунальные предприятия сами будут бороться за своего потребителя, стремясь предоставить ему качественные услуги…>>>
  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • На прошлой неделе были осуществлены работы по перезахоронению первых пяти могил с территории аварийного Григорьевского кладбища на новое место. 14 января для проверки качества выполняемых работ на территорию Южненского кладбища, куда и производится перезахоронение умерших, выехала инициативная группа, в состав которой входят родственники и близкие захороненных. Увиденное их поразило…>>>
  • Дальнейшая судьба погибающего порта Рени покрыта мраком полной неопределенности. Такой вывод напрашивается после отчета, с которым выступил на коллегии Ренийской райгосадминистрации начальник порта Сергей Строя…>>>