Час пик
Быстрый переход:




За целый век мало что изменилось… | Страница 1

Автор: Виталий Славин




Вышедшая, буквально, на днях книга Уинстона Черчилля «Как я воевал с Россией», выпущенная московскими издательствами «Эксмо» и «Алгоритм» в рамках ставшего уже весьма известным совместного проекта «АнтиРоссия», заставила вновь вернуться к теме гражданской войны.

Много интересных подробностей читатель узнает из ее первых глав, посвященных плетению заговоров и интриг после октябрьских событий со стороны западных союзников против «сбившейся с пути России». Причем Черчилль, руководивший с января 1919 года военным министерством Великобритании в качестве государственного секретаря, без сомнения, обладал достаточной информацией по данным вопросам.

Как-то невольно строки книги переплелись с недавними событиями в бывшей Джамахирии. Казалось бы, что может быть общего между закончившейся почти 90 лет назад Гражданской войной в России и только что завершившимся актом беспримерного варварства XXI века — боевыми действиями в Ливии? Тем не менее, общее есть — вмешательство во внутренние дела суверенной страны со стороны иностранных государств, возомнивших себя вершителями судеб людских и присвоивших себе права вселенских судей.

Давайте вернемся на несколько десятилетий в прошлое и вспомним, как иностранная военная интервенция спровоцировала внутренний конфликт в Российской Империи и выполнила свою главную задачу: отбросила набиравшее силу мощное славянское государство на многие годы назад. И в этом нам поможет упомянутая выше книга одного из самых ярых врагов России.

Гражданская война в любой стране, в любое время — катастрофа более страшная, чем война с внешним врагом. Она раскалывает народ, семьи, она носит тотальный характер и наносит тяжелые душевные травмы, которые надолго предопределяют жизнь общества. Поскольку в гражданской войне нет тыла, она разрушает всю структуру хозяйства, все жизнеустройство в целом.

Большинство современных исследователей считают первым актом Гражданской войны бои в Петрограде во время осуществленной большевиками Октябрьской революции 1917 года, а временем ее окончания — разгром последних антибольшевистских вооруженных формирований при взятии Владивостока РККА в конце октября 1922‑го.

В последние 20 лет держащие нос по ветру конформисты от истории всячески пытаются представить революцию 1917 года и последовавшую за ней Гражданскую войну этаким заговором кучки людей, которые путем обмана, террора сумели захватить власть. Причем, всегда ставится акцент на классовой первопричине сначала революции, а потом и братоубийственной войны. Но так ли все просто и однозначно?

На днях мне попал в руки учебник для вузов «История Государства и права России», изданный в РФ под ред. С. А. Чибиряева. Авторы небезосновательно утверждают, что Гражданская война была порождена не столько классовым, сколько цивилизационным конфликтом. Нация была расколота отнюдь не по классовому признаку. Очень важным для понимания характера конфликта является раскол культурного слоя, представленного офицерством. В Красной Армии служили 75 тысяч офицеров — 30 процентов всего офицерского корпуса России (из них 12 тысяч до этого служили в Белой армии). Интересно, что офицеры, за редкими исключениями, не становились на «классовую позицию» большевиков, и не вступали в партию. Они выбрали «красных» как выразителей определенного цивилизационного пути, что принципиально расходилось с тем путем, по которому шли «белые».

Важно и то, что идеологи Белого движения питали необоснованные иллюзии относительно помощи Запада. Строго говоря, белые «втянулись» в полномасштабную гражданскую войну вслед за иностранной интервенцией как ее «второй эшелон». Иными словами, Гражданскую войну развязали не «белые» и «красные», а именно интервенция. Первым актом систематической войны была высадка английских войск на Севере и мятеж чехословацкого корпуса в Поволжье, на Урале и в Сибири. Были неверно оценены и мотивы, и возможности западной «помощи». Ведь, практически, все 14 стран, принявших участие в военной интервенции, не были заинтересованы в сохранении целостности государства Российского. И, как только правящие круги Запада убедились, что белые овладеть ситуацией в России не смогут, они прекратили их поддержку. Но Гражданская война была уже развязана, и это было главным «призом», которого и добивались страны Запада.







  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • Законотворчество — основной приоритет деятельности депутата и одновременно главный итог его пятилетней деятельности в стенах парламента. У народного депутата Сергея Гриневецкого этот итог внушительный: 55 подготовленных законопроектов и 88 депутатских запросов (депутатский запрос — официальное требование народного депутата к органам власти, для направления которого требуется поддержка Верховной Рады)…>>>
  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>