Час пик
Быстрый переход:




За целый век мало что изменилось… | Страница 3

Автор: Виталий Славин






А британский премьер-министр Ллойд-Джордж тогда откровенно высказывался в следующем ключе: «Целесообразность содействия адмиралу Колчаку и генералу Деникину является тем более вопросом спорным, что они «борются за Единую Россию»… Не мне указывать, соответствует ли этот лозунг политике Великобритании… Один из наших великих людей, лорд Биконсфильд, видел в огромной, могучей и великой России, катящейся подобно глетчеру по направлению к Персии, Афганистану и Индии, самую грозную опасность для Великобританской Империи».

 

Интервенция

 

В конце зимы — весной 1918 г. началась иностранная интервенция: Германия оккупировала Украину, Крым и часть Северного Кавказа; Румыния захватила Бессарабию; в Мурманске высадился английский, а позднее французский и американский экспедиционный корпуса; Владивосток занял японский, а позднее к ним присоединились американский, английский и французский десанты.

В мае 1918 г. восстали солдаты чехословацкого корпуса (военнопленные бывшей австро-венгерской армии, изъявившие желание участвовать в боях на стороне Антанты), что привело к свержению Советской власти в Поволжье и Сибири. В Самаре, Уфе и Омске были созданы правительства из кадетов, эсеров и меньшевиков. («Уфимская директория»). Уинстон Черчилль: «Таким образом, вся русская территория от Волги до Тихого океана, почти не меньшая по размерам, чем Африканский континент, перешла, словно по мановению волшебного жезла, под контроль союзников».

2 июля 1918 г. Верховный военный совет обратился из Версаля с просьбой к президенту США Вильсону, убеждая его поддержать чешские отряды. Тогда президент предложил отправить международный отряд, состоящий из британских, японских и американских войск для того, чтобы восстановить и поддерживать линии сообщения чехов. Кроме того, правительство Соединенных Штатов предложило также послать отряд христианской молодежи, чтобы «морально руководить русским народом».

Как бы там ни было, летом 1918 г. три четверти территории страны находились в руках интервентов и белогвардейцев. И опять слово У. Черчиллю: «Я приведу выдержку из меморандума, который я написал по этому поводу 15 сентября 1919 года: «Большие суммы денег и значительные военные силы были использованы союзниками против большевиков. Англия заплатила по номиналу около 100 млн., Франция от 30 до 40 млн. фунтов стерлингов. Соединенные Штаты содержат в Сибири около 8 тыс. солдат; Япония содержит в Восточной Сибири армию численностью от 30 до 40 тыс., и в настоящее время эта армия получает еще подкрепления. Армия адмирала Колчака, снабженная главным образом британским оружием, достигла в мае численности в 300 тыс. чел. Армии генерала Деникина составляют около 250 тыс. солдат. Кроме них следует принять во внимание финнов, которые могли бы дать около 100 тыс. чел. Были также эстонцы, латыши и литовцы, и их общий фронт тянулся от Балтийского побережья вплоть до самой Польши. И, наконец, были могущественные польские армии, помощь могла бы быть получена от Румынии и — в меньшей степени — от Сербии и Чехословакии».

Руководитель снабжения колчаковской армии английский генерал Альфред Нокс заявлял: «Каждый патрон, выстреленный русским солдатом в течение этого года в большевиков, сделан в Англии, английскими рабочими, из английского материала, доставленного во Владивосток английскими пароходами».

Западная «помощь» Белой армии, как всегда, не была безвозмездной. Генерал Деникин свидетельствует: «Французская миссия с августа вела переговоры о «компенсациях экономического характера» взамен на снабжение военным имуществом, и после присылки одного-двух транспортов с ничтожным количеством запасов Маклаков телеграфировал из Парижа, что французское правительство «вынуждено остановить отправку боевых припасов», если мы «не примем обязательство поставить на соответствующую сумму пшеницы» и совершенно обоснованно заключает, что «это была уже не помощь, а просто товарообмен и торговля».







  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • Страсти кипят вокруг главной отечественной сиделицы. Восторженные фанаты исступленно требуют ей свободы. Того же домогаются зафрахтованные зарубежные борцы за демократию в Украине. Даже циклические изменения в самочувствии VIP-заключенной ставятся в вину «преступной власти»… На самом же деле циркачам и шоуменам нашей общественной жизни глубоко безразличны права человека, его свободы и сама свобода. Если, конечно, это не касается их самих и их подельников…>>>
  • Сознание человека в обществе потребления, блокирует любую информацию, в которой не заложен элемент материальной прибыли, проще говоря, «бесплатно размышлять» никто уже не будет, а вот за деньги, такие люди, согласны будут размышлять в любом указанном направлении. «Бухгалтерское мышление» — так удачно назвала этот феномен президент Литвы Даля Грибаускайте, разрушает общество, а ведь общество — это фундамент государства…>>>