Час пик
Быстрый переход:




«Восточное партнерство» — красивый «фантик» для Украины | Страница 1

Автор: Сергей Жильцов, доктор политических наук




Максимум, на что может пойти ЕС в отношении Украины — это формирование ЗСТ на чрезвычайно жестких условиях, которые фактически не предоставят нам никаких выгод.

 

Последний саммит «Восточного партнерства» в Варшаве продемонстрировал, что эта европейская программа и сама идея расширения на Восток становится все менее привлекательной. Как для самого ЕС, так и для стран, на которые направлены усилия данной программы. Для ее дальнейшего нормального функционирования требуются серьезные финансовые вливания, что невозможно обеспечить из-за усиливающегося долгового кризиса еврозоны и растущего нежелания основных государств ЕС финансировать этот уже непривлекательный и затратный проект.

В условиях глубоких долговых проблем в Европейском Союзе все чаще говорят о возможном крахе европейской финансовой системы и гражданских беспорядках, связанных с реализацией политики жесткой экономии, результатом чего становится всестороннее сворачивание социальных программ. Вследствие этого происходит падение жизненного уровня населения европейских стран.

Европейские эксперты прогнозируют, что дальнейший наиболее оптимистичный сценарий развития ситуации в Европе будет связан с десятилетием экономического застоя при одновременном усилении инфляции. Катализатором такого сценария станет результат бесконечного ряда мер по спасению Греции и, возможно, четырех других несостоятельных членов ЕС. Целью колоссальных денежных субсидий является ограждение инвесторов, владельцев греческого долга, от последствий их собственной неосмотрительности. Финансирование спасательных мер должно лечь на плечи находящихся в трудном положении европейских налогоплательщиков, прежде всего, Германии и других стран-кредиторов, что создаст дополнительную социальную напряженность внутри государств еврозоны.

Важно отметить, что эти финансовые вливания не будут иметь ничего общего с активизацией европейского экономического роста, который в странах ЕС составляет в среднем ничтожные 1,5 процента в год, начиная с 2001 года.

Общественное мнение в странах-должниках, которые ранее были твердо настроены в пользу ЕС (когда активно поступали денежные средства на инфраструктурные проекты и другие аналогичные проекты с минимально оговоренными условиями), теперь с раздражением воспринимает обременительные требования жесткой экономии.

Протекционистские меры в сфере экономики являются также основным фактором, негативно влияющим на темпы реализации европейского внешнеполитического проекта «Восточного партнерства». Это существенно тормозит работу по заключению соглашений о стабилизации и ассоциации, фактически превращая ее в бессодержательную дискуссию о намерениях.

Иллюстрацией этого стал последний саммит в Варшаве. На фоне невнятной и, порой, противоречивой риторики Евросоюза, страны-соседи ЕС не проявили большого желания сотрудничать в рамках «Восточного партнерства», поскольку единая Европа (в силу финансово-экономических причин) оказалась не в состоянии заинтересовать их экономическими проектами, торговыми и визовыми преференциями. Проталкиваемое украинскими властями положение о наличии у восточных соседей ЕС европейской перспективы в итоговую декларацию форума включено не было.

По мнению главы департамента МИД Финляндии по делам России, Восточной Европы и Центральной Азии Н. Васкунлахти, итоги саммита доказали, что занятая официальным Хельсинки в последнее время прагматичная позиция по отношению к интеграционным процессам во внешней политике ЕС, которая заключалась в оказании по большей части «моральной», но не финансовой поддержки проекту, оказалась оправданной. Эту позицию сегодня разделяют и другие европейские страны.

В результате наиболее объективную оценку прошедшего мероприятия, на которое Россия возлагала особые надежды, озвучил румынский президент Т. Бэсеску. По его мнению, итоговая декларация саммита — не более чем «набор подбадривающих лозунгов», призванных скрыть отсутствие реального прогресса в придании «Восточному партнерству» предметного содержания.







  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Народный депутат Сергей Гриневецкий за период своей деятельности в Верховной Раде с ноября 2007 года подготовил и направил 88 депутатских запросов…>>>
  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • На прошлой неделе были осуществлены работы по перезахоронению первых пяти могил с территории аварийного Григорьевского кладбища на новое место. 14 января для проверки качества выполняемых работ на территорию Южненского кладбища, куда и производится перезахоронение умерших, выехала инициативная группа, в состав которой входят родственники и близкие захороненных. Увиденное их поразило…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>