Час пик
Быстрый переход:




Разве основанием ареста является непризнание вины?!. | Страница 1

Автор: Борис Штейнберг




Пытаясь найти логику в процессуальных действиях, автор находит только одно: мы имеем дело с неприкрытым шантажом женщины нашей правоохранительной и судебной системой!

 

Страсти кипят вокруг главной отечественной сиделицы. Восторженные фанаты исступленно требуют ей свободы. Того же домогаются зафрахтованные зарубежные борцы за демократию в Украине. Даже циклические изменения в самочувствии VIP-заключенной ставятся в вину «преступной власти»… На самом же деле циркачам и шоуменам нашей общественной жизни глубоко безразличны права человека, его свободы и сама свобода. Если, конечно, это не касается их самих и их подельников.


Настоящее же беззаконие и попрание прав человека творятся у нас не в районе шумного Крещатика. Все происходит по городам и весям тихо и цинично. В Одессе, например, одесситка Юлиана Владимировна Прокопенко уже второй месяц живет в тюремной камере на 16 персон. Расположена эта камера в Одесском СИЗО. Совершенно беззаконно законопатила туда женщину наша с вами милицейско-прокурорско-судебная власть.

8 сентября 2011 года следователь Портофранковского отделения милиции Одессы возбудил уголовное дело в отношении Юлианы Прокопенко по ч. 4 ст. 190 УК. Это — мошенничество в особо крупных размерах. Речь идет о том, что, по мнению следователя, Ю. Прокопенко в декабре 2002 года, используя заведомо поддельные документы, пыталась завладеть квартирой гражданки Т.

Как рассказывает адвокат Павел Гаврилюк, нынешний защитник Прокопенко, по ее словам, произошло следующее. Партнерша Юлианы по бизнесу на рынке «7‑й километр» Т. задолжала ей 15 тысяч долларов, и в качестве оплаты долга предложила Юлиане квартиру. Юлиана и гражданка Т. договорились о цене квартиры — 30 тысяч долларов, из которых Юлиана уплатила 15 тысяч долларов, и был «списан» долг в сумме тоже 15. Но оформить сделку купли-продажи квартиры у нотариуса стороны не смогли, так как у Т. были какие-то проблемы с паспортом. Оформили так называемую «домашнюю сделку», которая получила полную законную форму после утверждения ее судом. После этого Прокопенко продала квартиру гражданке Б. за 31,4 тысячи долларов. Однако через год суд вынес решение о возвращении квартиры в собственность Т.

А теперь изложим некоторые положения из постановления следователя от 8 сентября 2011 года. Там сказано, что, будучи допрошенной в качестве свидетеля, Т. пояснила, что она не знает Прокопенко, и никогда ее не видела, соответственно, никаких договоров с Прокопенко не заключала. Т. в ходе очной ставки с Прокопенко подтвердила, что сидящую напротив женщину не знает, никогда ее не видела, никому квартиру не продавала, денег от Прокопенко не получала, договор домашней сделки купли-продажи на эту квартиру в глаза не видела. Таким образом (делает вывод следователь), в результате мошеннических действий Прокопенко гражданке Б. (купившей у Прокопенко квартиру) причинен значительный материальный ущерб на 31,4 тыс. долларов. Возбуждено же это уголовное дело по заявлению Б.

Позвольте, спросите вы, о какой очной ставке и других следственных действиях идет речь, когда уголовное дело только возбудили, и как раз об этом следователь выносит постановление?! Надо понимать, следователь повествует о действиях, которые проводились в рамках уголовного дела, которое давным-давно закрыто.

На основании чего следователь говорит о мошеннических действиях со стороны Ю. Прокопенко? В рамках возбужденного 8.09.2011 года уголовного дела невозможно было (по времени) провести экспертизу, которая, возможно, подтвердила бы, что она не подделывала документы. Да и очевидно, что ей удалось в ходе того уголовного дела доказать следствию, что партнерша по бизнесу должна была ее, по крайней мере, знать!

Пусть разбираются с квартирой, с подделкой документов в гражданском порядке и уголовном — обманула ли Прокопенко кого-то, или, напротив, обманули ее. Но по какому праву Приморский суд Одессы с подачи следователя С. Н. Пантелеева и прокурора арестовал Юлиану Прокопенко?







  • По самым скромным подсчетам только в Одессе в общежитиях проживает порядка 60 тысяч человек. Причем живут они не в лучших условиях, зачастую с риском вообще остаться на улице. И такие случаи бывают…>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • Противостояние обострилось до такой степени, что жители Лиманского решили провести акцию протеста — перекрыть проходящую через село железную дорогу. Работникам милиции удалось предотвратить незаконные действия людей, однако «паровой котел» протестного движения грозил взорваться в любой момент. Урегулировать ситуацию попытались Ренийская райгосадминистрация и районное газовое хозяйство. При их участии в конце октября 2011 года противоборствующие стороны достигли компромисса, и появилась надежда на то, что темпы газификации села будут ускорены… С тех пор прошло почти пять месяцев, но проблема лишь усугубилась…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>