Час пик
Быстрый переход:




Исторический парад | Страница 1

Автор: Виталий Славин




70 лет назад, в конце октября 1941 года, мужественное сопротивление Красной армии, приведшее к крупным потерям в живой силе и боевой техники вермахта, в том числе половины боевого состава в бронетанковых частях, остановило немецкое продвижение к Москве. Для его возобновления противнику пришлось провести двухнедельную подготовку. Эта передышка была использована советским командованием для укрепления обороны столицы. В этот кризисный и опасный период, когда решалась судьба Москвы, на высшем государственном уровне принимается решение о проведении в столице традиционного торжественного собрания и военного парада, посвященных 24‑й годовщине Великой Октябрьской Социалистической революции.

Парад войск на Красной площади 7 ноября 1941 года, несомненно, надо отнести, к самым памятным событиям Великой Отечественной войны. По силе воздействия на ход событий его можно сравнить с успешной военной операцией. Если бы в том году не было парада, это никого не удивило бы. Враг подошел к городу чуть ли не на пушечный выстрел, до торжеств ли в такой обстановке? Но ничто, кроме традиционного праздника, к которому все привыкли за годы мирной жизни, не могло так укрепить веру людей в победу. И ничто, кроме парада, не могло так ошеломляюще обескуражить врага.

Подготовка к торжеству на Красной площади велась в строжайшей тайне. Ведь, даже один прорвавшийся вражеский самолет мог нанести всему делу катастрофический вред. А была опасность такого прорыва? Была. Близость аэродромов позволяла фашистской авиации производить непрерывные (по 5‑8 часов в сутки) налеты на столицу. Так, например, за октябрь-ноябрь 1941 года противник совершил 72 налета на Москву, 28 октября воздушная тревога в городе объявлялась шесть раз: четыре раза днем и два раза ночью. Немецкое командование, не сумев наладить массированные бомбардировки Москвы, посылало одиночек-асов для бомбежки правительственных зданий, электростанций, водопровода и других особо важных объектов. Так, три тысячекилограммовые бомбы взорвались около штаба военного округа. Огромная бомба взорвалась во дворе ЦК партии. Их сбросили самолеты-одиночки, пробравшиеся к городу на большой высоте. Поэтому накануне праздника вся система ПВО была приведена в боевую готовность номер один. Для отражения вражеских налетов на подмосковных аэродромах было задействовано около 550 самолетов. И когда 6 ноября около 250 вражеских бомбардировщиков попытались прорваться к центру Москвы с целью сорвать праздничное торжество, зенитчики и летчики-истребители сбили 34 фашистских самолета.

Успех праздника, конечно же, во многом зависел от состояния дел на фронте. В Ставке Верховного Главнокомандования все согласились с мнением командующего фронтом Жукова: «В ближайшие дни враг не начнет большого наступления. Он понес в предыдущих сражениях серьезные потери, и вынужден пополнять и перегруппировывать войска». И все же фашисты, вдруг узнав о параде, попытались бы помешать празднику не только авиацией, но и ударами наземных частей. Каким образом? Об этом сейчас остается только догадываться. Но вот что, к примеру, сделали наши артиллеристы, когда советские войска приблизились к границам Германии. До прусского города Ширвиндта от огневых позиций было 22 километра, орудия же, находившиеся в том районе, имели дальность стрельбы 18 км. Артиллеристы пошли на риск. Ночью, работая на малых оборотах, трактор подтащил 152‑миллиметровое орудие к самому переднему краю, в зону, откуда снаряды могли долететь до цели. Данные для стрельбы были подготовлены заранее по карте. Бойцы без промедления открыли огонь. 30 снарядов взорвались в городе, вызвав пожары, панику и потери в сгрудившихся на улицах войсках. Артиллеристы успели вовремя и без урона вернуться на свои огневые позиции. Номер знаменитого орудия — 3922 — записан в истории войны.

И вот, чтобы фашисты не предприняли подобных и каких-либо других действий, мешавших параду, было решено на ряде участков фронта утром праздничного дня и накануне вечером завязать бои, — заставить немецкое командование, штабы и разведку заниматься только этими боями.







  • Здравоохранению нужен прозрачный механизм финансирования. Прежде всего, нужно определить четкий перечень гарантированных государством медицинских услуг, например, неотложную медпомощь и помощь на первичном уровне. Может быть, стоит найти новые механизмы финансирования здравоохранения…>>>
  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • Выборы в местные советы должны проходить стопроцентно по мажоритарным округам. Особенно это стало понятно сейчас…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>