Час пик
Быстрый переход:




Вымыть лицо и оставить нетронутой шею | Страница 1




Когда Остап Бендер расписывал местным жителям грядущий расцвет их населенного пункта, не только у аборигенов, даже у читателей романа поднималась грудь и учащалось дыхание от заманчивых перспектив вхождения Васюков в первую десятку мегаполисов мира. Закончилось все, как известно, купанием в холодной воде и прозрением доверчивого обывателя.

Нечто похожее происходит с внесением Одессы, вернее, части ее архитектурного наследия, в охранные списки ЮНЕСКО. Впервые этот вопрос поднимался в советские 70-е годы – тогда приезжали инспекторы этой уважаемой организации. На них сильное впечатление произвел Приморский бульвар с Потемкинской лестницей и видом на Одесский залив и порт.


Чем же привлек высоких гостей прекрасный архитектурный ансамбль? Прежде всего, тем, что все здания в нем построены в ХIХ веке и являются памятниками той эпохи. Пожалуй, только расположенный рядом Воронцовский переулок сохранил такую же непорочность. Больше в Одессе нет таких уголков, где бы в течение 120–130 лет не строились новые дома!

Чем дальше от моря и порта, тем больше новых постороек. Например, в небольшом переулке Чайковского их две, включая нашумевший «Орфей». На Ланжероновской – два новых здания, на Дерибасовской – уже четыре, в том числе суперсовременная «Европа». На Греческой – пять новостроев, на Еврейской – семь, а на большой Арнаутской – аж двадцать пять из ста десяти домов, то есть почти четверть.

Здесь уместно заметить: пока постройки ХIХ-го века будут составлять в центре не менее 70 процентов, город будет оставаться музеем архитектуры под открытым небом. Когда перейдем эту границу, Одесса утратит самобытность и привлекательность, в том числе, и для ЮНЕСКО.

Интересный факт: на включение в охранный список этой организации наш город (из всех украинских городов) претендует вторым после Львова. И это – несмотря на свою сравнительную молодость. И это – при том, что Киеву 1500 лет, Чернигову – 1000, Львову – 500, а Харькову – 300. То есть, не в возрасте дело, а в высоком проценте сохранности дореволюционной архитектуры. Что, в свою очередь, наряду с морем и солнцем, является привлекательным фактором и для туристов.

Предыдущий генеральный план города предусматривал запрет на строительство зданий выше шести этажей в историческом центре. Очень редко удавалось нарушить этот запрет – например, девятиэтажкой бывшего завода «Эпсилон» (угол Бунина и Польской) или зданием ЦНТЭИ на Ришельевской. Эти исключения лишь подтверждали правило.

Сейчас можно говорить об обвале.

Строится очень много красивых, добротных зданий – но они «глушат» классику – пусть иногда эклектичную, но старинную! Конечно, жизнь не стоит на месте, город не может не развиваться. Однако надо все время помнить о пропорциях старины и современности, коль уж нам удалось сохранить за 200 лет больше, чем другим.

Где же та черта, в границах которой надо соблюдать особую осторожность?

Самый короткий ответ – 28-й маршрут трамвая: начало улицы Пастера, Старопортофранковская, Пантелеймоновская, Белинского, парк Шевченко и, конечно, замыкается Золотое кольцо Одессы портом и судоремонтным заводом.

Все, что находится внутри этой черты, – наше главное богатство, единый ансамбль города-памятника ХIХ века, сооруженного несколькими поколениями одесситов по плану гениального Деволана. Не наша заслуга, как и не наша «вина» в том, что первыми строителями были итальянские архитекторы: братья Франц и Джованни Фраполли, Тома де Томон, Ф. К. Боффо, А. А. Монферран, Г. И. Торичелли, Ф. О. Моранди и другие. Они привнесли в облик города южные черты, характерные для Средиземноморья. Поэтому во дворах так много веранд, больших лоджий и балконов, огромных окон.

Большинство творений этих архитекторов – настоящие шедевры, памятники своей эпохи.

Еще тридцать лет назад в Одессе числилось 44 памятника архитектуры. На них были установлены охранные знаки с указанием времени постройки, фамилии автора, назначения. Все это – выдающиеся произведения зодчества. Однако последнее время столичны6е власти, ведающие присвоением статуса «памятника», уж слишком расщедрились. Сейчас в городе зарегистрировано 1399 зданий, называющихся памятниками архитектуры. Это нивелирует сам статус выдающегося произведения и уравнивает его с посредственными образчиками. Нереальной становится не только собственно охрана и реставрация такого количества памятников, но даже установка на каждом из них охранного знака. Выходит, в Золотом кольце чуть ли не каждый второй дом – памятник архитектуры. Но это далеко не так, если придерживаться принятых в мире стандартов.








  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • Есть вопросы регионального уровня, которые тоже надо решать, но опять же, они из региональных должны переходить в общегосударственные…>>>
  • По самым скромным подсчетам только в Одессе в общежитиях проживает порядка 60 тысяч человек. Причем живут они не в лучших условиях, зачастую с риском вообще остаться на улице. И такие случаи бывают…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Если у вас захотят отнять жилье, не имея на то убедительных и документально подтвержденных оснований, совсем не обязательно, что вас защитит суд. Может случиться и наоборот: суд примет в производство дело, не имея никаких оснований для возбуждения производства. И вы проиграете в этом неправедном суде. А того факта, что судья наплевал и на ваши права, и на саму букву закона, никто не заметит. Ни в апелляционной инстанции, ни в Высшем суде. Называется это одним именем — произвол. Но это — не просто реалии наших будней. Это — «картинка с натуры»… >>>