Час пик
Быстрый переход:




В трагедии Перл-Харбора, по большому счету, виноват был не агрессор, а… правительство США! | Страница 1

Автор: Виталий Славин




Уже традиционно западные историки трактуют нападение на Перл-Харбор, как «неожиданное», «внезапное» и т. д. Но так ли это? Многие факты свидетельствуют об обратном. О планах японской военщины власти США были информированы прекрасно. Не были информированы только сами моряки, находившиеся в Перл-Харборе. Они должны были сыграть роль жертв, чтобы у президента Рузвельта появился «козырь» для Конгресса США, противившегося вступлению страны в войну.

И моряков принесли в жертву…

 

На днях исполняется 70 лет с того памятного воскресного дня, который стал для США и трагедией, и днем национального позора. На рассвете 7 декабря 1941 года японские самолеты (хотел написать «внезапно», но это будет неправдой) атаковали Перл-Харбор и, буквально, уничтожили базировавшийся там флот. Это стало началом жестокой войны на Тихом океане, унесшей жизни миллионов солдат и мирных граждан.


 

Русско-японскую войну мы выиграли! Но мы об этом не знали…

 

На днях мне попалась на глаза статья Джеймса Брэдли (автора книг «Флаги наших отцов» и «Имперская эпопея») «Пролог к Перл-Харбору: грязная игра Теодора Рузвельта» (Нью-Йорк Таймс, 7 декабря 2009 года). Автор аргументировано доказывает, что на политику Японии в начале ХХ века повлиял Теодор Рузвельт (не путать с Франклином Рузвельтом), чьи посреднические усилия в целях окончания Русско-японской войны принесли ему Нобелевскую премию мира.

К России президент Рузвельт теплых чувств не питал. Японцев же называл в 1904 году «прекрасной цивилизованной нацией», потому что именно в это время США готовили японцев к войне с русскими, и оплачивали практически все расходы на это.

Когда в феврале 1904 года Токио разорвал дипломатические отношения с Петербургом, президент публично заявил, что Америка будет «придерживаться строжайшего нейтралитета», что, однако, не мешало ему закрывать глаза на финансирование американскими банками военных приготовлений Японии.

В июне 1905 года имя Т. Рузвельта попало в заголовки всех газет: он, казалось бы, по собственной инициативе, предложил воюющим сторонам сесть за стол мирных переговоров. Но это было не так…

Войну Япония на самом деле… проиграла! Морская победа при Цусиме, была всего лишь эпизодом, и японцы страшно боялись сухопутного наступления русских войск, которое не оставило бы шансов противнику. Япония умоляла США добиться заключения мирного договора, и была готова идти на любые условия (в том числе даже на территориальные уступки, а не то, чтобы требовать Сахалин и Курилы!). Этого, увы, не знали в Санкт-Петербурге, но это хорошо знал Рузвельт. В письме к сыну президент США раскрыл подлинную подоплеку событий: «Я, конечно, скрыл от всех (в буквальном смысле — от всех!), что действую, в первую очередь, по предложению Японии. Запомни: ты никому не должен говорить о том, что в вопросе о мирных переговорах я выполнял просьбу Японии, и что каждый мой шаг был известен в Токио заранее, и предпринимался не только с его одобрения, но и в соответствии с его прямыми пожеланиями».

В секретной телеграмме, отправленной в Токио в июле 1905 года, Рузвельт одобрил аннексию Кореи японцами, и поддержал «договоренность или альянс» между Японией, США и Британией. Рузвельт полагал, что Кореей японцы и ограничатся, а остальную Северо-восточную Азию передадут под эгиду Америки и Британии. Однако это расходилось с его собственным тезисом о том, что Токио во внешней политике следует взять за образец экспансию самих США в Северной Америке, а с захватом Гавайев и Филиппин — еще и на Тихом океане. И уже недалек был тот час, когда японцам осточертеют ограничения, накладываемые на них англо-американскими партнерами.

Об этом было четко заявлено в меморандуме Токио об объявлении войны Соединенным Штатам в декабре 1941 г.: «Бесспорный исторический факт состоит в том, что страны Восточной Азии последние сто или более лет вынуждены были соблюдать статус-кво, навязанный англо-американской политикой империалистической эксплуатации, и жертвовать собственными интересами ради процветания этих двух государств. Японское правительство не может более мириться с таким положением вещей».







  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • Есть вопросы регионального уровня, которые тоже надо решать, но опять же, они из региональных должны переходить в общегосударственные…>>>
  • Герои «аспектов» — это судьи, которые напрочь забыли о существовании судейской присяги, игнорируют ее, тем самым порочат свой статус и дают нам неисчерпаемый источник фактов, позволяющих доказывать: кривосудие существует!..>>>
  • Вступление в ЕС многим в Украине кажется сродни вхождению в Царство Божие. В то же время нынешний кризис, в который все глубже погружается европейская экономика, заставляет в этом усомниться. Особенно интересно для нас посмотреть на судьбу стран, которые вступили в ЕС сравнительно недавно…>>>