Час пик
Быстрый переход:




В белоснежных полях под Москвой… | Страница 3

Автор: Виталий Орлов, старший преподаватель ОНУ им. Мечникова






«Шел в атаку яростный сорок первый год.

У деревни Крюково погибает взвод.

Все патроны кончились, больше нет гранат.

Их в живых осталось только семеро молодых солдат.

Их в живых осталось только семеро молодых солдат».

Возможно, среди тех семерых солдат, которых изобразил поэт-фронтовик Сергей Островой, был Борис Иванов. Будущий актер родился 28 февраля 1920 года в Одессе, в семье рабочего Владимира Григорьевича Иванова. С детства мальчик был очень музыкален, и с удовольствием посещал Одесский оперный театр по контрамаркам, которые давала ребятам соседка. После спектаклей мальчик насвистывал любимые арии. Это помогло ему устроиться в 14 лет статистом в Оперный театр. Поэтому после школы Борис решил однозначно идти в театральное училище на актерский факультет, хотя отец, к тому времени умерший от болезни, видел в Борисе врача.

В 1937 году Иванов поступил в Одесское театральное училище на актерский факультет, где проучился до 1941 года. А на 22 июня был назначен выпускной бал после дипломного спектакля: выпускники играли Мольера. Утром должна была состояться генеральная репетиция, потом ребята собирались домой пообедать, а вечером, после спектакля, был заказан банкет в гостинице «Лондонская».

С утра все было очень странно. По городу из конца в конец передвигались техника и пешие колонны. Придя домой, Борис, увидел плакавшую под речь Молотова мать. Спектакль прошел почти при пустом зале, так как весть о войне заставила людей задуматься о других вещах. В училище сразу же был организован истребительный батальон, задачей которого была поимка диверсантов, высвечивающих самолетам цели для бомбежки.

Подобно многим сокурсникам, Борис подал заявление об отправке на фронт. 6 июля 1941 года его призвали в армию и направили на курсы переподготовки начсостава в Интендантскую академию имени Молотова в Харькове, после которой лейтенант-интендант Иванов был отправлен на Северо-Западный фронт, под Москву. Ему пришлось воевать в составе 7‑й гвардейской стрелковой дивизии Северо-Западного фронта.

После того, как Красная Армия отстояла Москву, армия фельдмаршала Буша стала наваливаться с севера, со стороны деревни Бологое. Дивизия, в которой служил 22‑летний Борис Иванов, которого называли артистом, встала под Крюково.

26 ноября 7‑я гвардейская дивизия, в которой служил Иванов, разгрузилась на станции Химки. Бойцы почти сразу же вступили в бой с наступающими вдоль Ленинградского шоссе немецкими войсками. Дивизия, а с ней и Борис Иванов, одними из первых приняли участие в оборонительных боях с превосходящими силами противника в районе Берсеневка, Липуниха. Дивизия оказалась зажатой фашистами справа и слева. Рассчитывать на выход из окружения без боя не приходилось.

Затем дивизия, состоящая из 5 тысяч человек при 46 орудиях и 36 минометах, сдерживала наступление 106‑й и 35‑й пехотных дивизий противника вдоль Ленинградского шоссе севернее Крюково. Потесненная противником дивизия продолжала вести непрерывные упорные бои с превосходящими силами противника вплоть до перехода войск 16‑й армии в контрнаступление. К 1 декабря дивизия полностью вышла из окружения.

После боев в Подмосковье, Иванова отправили на переподготовку в Рыбинск, где он стал строевым командиром и был направлен в штаб Северо-Западного фронта. Оттуда попал начальником штаба батальона в 14‑й гвардейский полк 7‑й гвардейской дивизии 10‑й гвардейской армии под командованием М. И. Казакова.

8 апреля 1942 года в бою у деревни Михайловка в районе Лычково он был тяжело ранен, и до сентября лежал в госпиталях с угрозой ампутации левой руки. Руку спасли, но она перестала подниматься выше уровня, отмеченного ранением в 42‑м. Все тело фронтовика было в осколочных отметинах, а несколько граммов железа так и остались в груди.

После лечения Борис Владимирович поехал по делам в Рыбинск. Однако по дороге в товарном поезде у него украли все документы и деньги. Так Борис Иванов был вынужден остаться в Рыбинске, где стал работать в драматическом театре. Ему очень хотелось поехать в Москву, в театр, однако его не отпускали. Только в 1944 году ему удалось добраться до Москвы. Он пришел в Государственный академический театр имени Моссовета, где проработал больше пятидесяти лет.

Такими они были, наши, одесские защитники Москвы. Кто-то из них писал, кто-то снимал бои, кто-то воевал… Сообща они совершили самое великое и главное — отстояли мир на Земле!

(продолжение следует)







  • По просьбам одесситов мне неоднократно приходилось выступать с депутатскими обращениями по вопросам работы ЖКХ к органам власти, как центральным, так и местным. И вывод, к которому я пришел, очевиден. Главная задача — сформировать такие условия, когда коммунальные предприятия сами будут бороться за своего потребителя, стремясь предоставить ему качественные услуги…>>>
  • Выборы в местные советы должны проходить стопроцентно по мажоритарным округам. Особенно это стало понятно сейчас…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Мы продолжаем заниматься проблемой жильцов ведомственных домов и общежитий, которую поднял народный депутат, первый заместитель председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий в своем депутатском запросе к Премьеру Николаю Азарову…>>>