Час пик
Быстрый переход:




Перед нами народ, чье безусловное право было грубо нарушено! | Страница 3

Автор: Ксения Мяло, публицист и писатель






Так подробно на языковой проблеме я останавливаюсь потому, что без хотя бы приблизительного понимания ее значения и сложности невозможно понять все, что случилось на Днестре потом. А именно такого понимания, по моему вот уже двадцатилетнему опыту работы с этим регионом, все еще нет в России, в том числе и в кругах, от которых зависит принятие решений. Все еще бытует (среди тех, конечно, кто вообще помнит о Приднестровье) примитивное представление, что, вот мол, выучили бы язык, и не было бы никаких проблем. Но, во-первых, повторяю, и русские, и украинцы, и болгары, и поляки, и многие другие жили здесь на протяжении веков и совершенно не были обязаны, нередко уже в зрелом возрасте, садиться за парту, чтобы выучить язык, в директивном порядке объявленный обязательным. А, во-вторых, как и в других республиках, даже совершенное знание языка ничего не меняло, если не принималось главное: безальтернативная идея выхода из СССР и бичующего пересмотра всей роли России в истории. Потому что язык был инструментом политики, преследовавшей вполне определенные цели, прорумынскими националистами в Молдавии сразу же помещенные в историософский контекст извечной борьбы романства и славянства.

Вот что писала, например, газета «Цара», орган Народного Фронта Молдавии в сентябре 1990 года, уже не только после убийства Димы Матюшина, но и после провозглашения ПМР: «Быть румыном, думать и чувствовать по-румынски означает заявить во всеуслышание о благородном своем происхождении, о естественной гордости за сохраненное имя, указующее на древнеримских предков. Это значит говорить на румынском, даже если кое-где кое-кто называет его молдавским языком, который не только является прямым потомком прославленной латыни, носительницы великой мировой культуры, но и языком-победоносцем. Да, победоносцем, потому что в вековой борьбе со славянскими диалектами и с другими языками он вышел несомненным победителем».

Речь о реванше, а не о чем-либо другом, а, припомнив, что римско-легионерский миф лег в основание идеологии румынского фашизма, можно по достоинству оценить изящество, с каким под пером идеологов НФМ славянские языки превратились всего лишь в диалекты. Реанимация ими введенного кондуктэром Антонеску понятия «Транснистрия» для обозначения левобережья Днестра — лишь подтверждает их близкое родство с предшественниками, чего они, впрочем, и не думали скрывать.

Вот фокусом какой напряженности стало убийство Димы Матюшина, напряженности, смертоносность которой так и не сумела почувствовать большая часть России. Зато ее сразу ощутили в Приднестровье, где ни молдаване, ни русские, ни украинцы, ни, конечно, евреи не забыли, что оккупация 1941‑1944 гг. была здесь румынской. И прореагировали соответственно.







  • Выборы в местные советы должны проходить стопроцентно по мажоритарным округам. Особенно это стало понятно сейчас…>>>
  • Безопасность горожанина касается не только чрезвычайных ситуаций…>>>
  • Есть вопросы регионального уровня, которые тоже надо решать, но опять же, они из региональных должны переходить в общегосударственные…>>>
  • 13-15 гривень за десяток яиц — не перебор ли, панове? К примеру, в Киеве стоимость этого хрупкого продукта, даже после повышения, колеблется в диапазоне 10-11 гривень. Но и это — слишком высокая цена, особенно, если учесть темпы роста отрасли и себестоимость яйца, которая… ровно в 10 раз ниже розничной в Одессе…>>>
  • Статистика для того и создана, чтобы ее искажать в угоду чьим-то интересам. И если бы это была только одна проблема у судебной власти, мы бы жили в правовом государстве, или… (как там его называет наша Конституция?)! Однако, на самом деле у нас такой ворох проблем в судейской системе, что с ними уже никакая реформа не справится, и ни один человек. Во всяком случае, этот «ворох» только разрастается и разрастется, но решать проблемы по существу никто на самом деле не берется…>>>