Час пик
Быстрый переход:




Перед нами народ, чье безусловное право было грубо нарушено! | Страница 6

Автор: Ксения Мяло, публицист и писатель





* * *
Президент ПМР И. Н. Смирнов пишет в книге «Жить на своей земле», которую я назвала бы своего рода политическими мемуарами: «После ГКЧП в августе 1991 года силовые методы Молдовы приобретают новое качество: если в период существования СССР была опаска, сохранялась гипотетическая возможность того, что за применение насилия придется нести ответственность, то после августа 1991 года, хотя Союз еще формально существовал, те, кто планировал подавить приднестровскую революцию, почувствовали свою полную и абсолютную безнаказанность, и перешли к разработке системы ударов».

Позволю себе добавить, что уверенности Молдове добавлял и «монарший гнев» Москвы, обрушенный на Приднестровье, часть депутатов которого выступили в поддержку ГКЧП. Опасаться, стало быть, и вовсе не было никаких причин, а первым из ударов стал захват спецслужбами Молдовы (притом на территории Украины) самого Смирнова, тогда Председателя Верховного Совета Республики, и нескольких депутатов.

Приднестровье ответило «рельсовой войной»: так была названа месячная железнодорожная блокада, организованная Женским забастовочным комитетом, которому позже, во время войны, предстояло стать легендой, явлением, не имеющим аналогов в истории всего международного женского движения. Сделанная на флаге ЖЗК аппликация знаменитого памятника А. В. Суворову была символом в подлинном, самом изначальном смысле этого слова, т. е. соединяющим знаком. И теперь Приднестровье, выламываемое из органичного ему исторического и культурного пространства, стремилось продемонстрировать России общий, как казалось тогда, для них знак — образ Суворова.

Рельсовая блокада, привлекшая внимание СМИ из многих стран, принесла свои плоды, и 1 октября 1991 года арестанты были освобождены. Самое тяжелое было, однако, еще впереди, и это понимали все в Приднестровье, приступившем, еще во время пребывания Смирнова в тюрьме, к созданию Республиканской гвардии.

Но оружие? Молдова при разделе имущества Советской Армии получила его немало, ПМР, как и все другие непризнанные, не получила ничего. И, того хуже, был снят со своего поста, а затем вообще выведен за штат прежний командующий дислоцированной в Тирасполе 14‑й армии Г. И. Яковлев, не считавший возможным, перед лицом уже несомненной агрессии Молдовы, за спиной которой, не слишком-то и скрываясь, стояла Румыния, оставить население республики без защиты. Новый же, генерал Ю. Неткачев, получил (и неукоснительно выполнял) указание ни в коем случае не допустить попадания оружия, даже стрелкового, в руки приднестровцев. По распоряжению командующего даже минировались (!) подходы к складам; а сразу же после того, как 28 марта в 14:30 по радио Молдовы прозвучало выступление Президента Снегура, объявившего о введении в Республике с 22:00 чрезвычайного положения, и о переходе к наведению конституционного порядка средствами, которые будут сочтены необходимыми, по распоряжению командующего 14‑й армией из строя начали выводиться оптические приборы, установленные на боевой технике.

Подчеркиваю: было это в конце марта, когда уже на протяжении целого месяца велся обстрел Дубоссар и приднестровских сел. К сожалению, у подавляющей части населения России если что и отложилось в памяти, то лишь массированное, с применением тяжелой техники и авиации, нападение молдавской стороны на Бендеры 19 июня 1992 года. Только в первый день агрессии погибло около 300 человек, большинство из них — мирные граждане. Но это была самая страшная часть войны, ее пик, реально же она началась 2 марта, притом — с нападения молдавских полицейских на российскую воинскую часть, расположенную в селе Кочиеры. Но даже это не побудило официальную Москву к перемене взгляда на вопрос.

А если Приднестровье не погибло, если оно, разными путями, сумело все же получить оружие, необходимое для отражения агрессии, то заслуга в этом не Москвы, а тех офицеров 14‑й армии, которые, невзирая на распоряжения командующего, не сочли возможным оставить беззащитным народ Республики, виновный лишь в нежелании отделяться от своей собственной страны. Это заслуга тех солдат, которые указывали приднестровским женщинам тропинки для прохождения по минным полям и, конечно же, подвиг самих женщин, часами простаивавших на коленях перед российскими офицерами, умаляя их если уж не о прямой защите, то хотя бы об оружии для своих отцов, мужей, братьев, сыновей. Женщин, готовых пройти по минам, чтобы расчистить другим путь к оружейным складам. «Отойдите в сторону те, кто еще может рожать. А мы пойдем», — пожилые женщины, перекрестившись, сделали шаг, побудивший одного из солдат, не выдержавшего этого зрелища, указать им проход. Да, был и такой эпизод…







  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Застройка Молдаванки должна базироваться на нескольких принципах. Во-первых, ключевым должен стать принцип социальной справедливости…>>>
  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • В нашей газете (№46(550) от 20 ноября 2011 года), мы уже поднимали тему противостояния Одесского городского совета, в лице фирмы «Варион» и фонда социальной защиты «Ветеран». Весь сыр-бор возник из-за помещений, выделенных городом под создание благотворительных столовых. Фирма «Варион», якобы как «новый арендатор» начала борьбу с «Ветераном», чья деятельность на протяжении многих лет, обеспечивала едой самых незащищенных и малоимущих Одессы…>>>
  • Если у вас захотят отнять жилье, не имея на то убедительных и документально подтвержденных оснований, совсем не обязательно, что вас защитит суд. Может случиться и наоборот: суд примет в производство дело, не имея никаких оснований для возбуждения производства. И вы проиграете в этом неправедном суде. А того факта, что судья наплевал и на ваши права, и на саму букву закона, никто не заметит. Ни в апелляционной инстанции, ни в Высшем суде. Называется это одним именем — произвол. Но это — не просто реалии наших будней. Это — «картинка с натуры»… >>>