Час пик
Быстрый переход:




Перед нами народ, чье безусловное право было грубо нарушено! | Страница 8

Автор: Ксения Мяло, публицист и писатель





* * *
Сегодня столь прочно позабытое российской общественностью Приднестровье в определенной мере вновь оказалось на слуху. Но в каком контексте! На давно позабывших суть проблемы или вообще ничего не знающих о ней телезрителей изливают потоки грязи, в которой стремятся утопить действующего Президента ПМР.

В Республику зачастили не слишком-то баловавшие Приднестровье своим вниманием в самые тяжелые для него годы политтехнологи и «пиарщики», задача которых проста, как дважды два — провести нужного Москве кандидата. Москве же нужен такой, который, в отличие от упорного Смирнова, согласится на тот формат урегулирования приднестровского вопроса, на котором настаивает Запад (и солидарная с ним в этом Москва), и который неизбежно приведет к утрате независимости, доставшейся столь дорогой ценой.

Не буду повторять здесь уже много раз сказанное мною в других местах о неизбежной, в случае такого варианта, утрате Россией ее позиций и влияния на Днестре, в этом геополитически чрезвычайно значимом регионе. Скажу лишь, что тем самым позорно завершится и ее миротворческая операция здесь, на сегодня считающаяся одной из самых успешных в международной практике. Последствия могут оказаться крайне тяжелыми, а потому неизбежно возникает вопрос: действительно ли Москва, приступая к ней, и впрямь стремилась, прежде всего, положить конец кровопролитию? Либо за кулисами миротворчества уже тогда присутствовало нечто иное?

Что до меня, то я свои выводы сделала еще тогда, когда имя генерала Лебедя, с которым связано начало операции, было окружено в России восхищением, и когда сибиряки «на ура» голосовали (уже после предательства в Хасавюрте!) не только за него, но и за его брата Алексея Лебедя, выведшего остатки 14‑й армии с правого берега Днестра, и при этом «забывшего» четырех своих солдат в молдавской сигуранце. Между тем, будь граждане России менее равнодушны к Приднестровью, они уже тогда смогли бы заметить черную изнанку деятельности своего кумира. Что, как знать, возможно, позволило бы избежать Хасавюрта. История пребывания Лебедя на приднестровской земле подробно описана мною в книге «Россия и последние войны XX века», и здесь я не нахожу возможным вновь пересказывать ее. Напомню лишь о главном!

Да, первоначально генерал в республике был встречен как герой, освободитель и избавитель, как олицетворение той былой России, к которой всем сердцем устремлялось Приднестровье. Однако, в отличие от РФ, где очарованность Лебедем в значительной мере сохранялась до самой его гибели, в ПМР прозрение наступило довольно быстро, а безоглядное восхищение начало сменяться презрением. Стало ясно, что «избавитель» прибыл в Тирасполь, имея не выводимое на свет и гораздо более важное задание — обрушить ПМР. К выполнению которого и приступил весьма усердно, не брезгуя самыми грязными приемами, вплоть до обвинений приднестровского руководства (притом адресуясь к ОБСЕ) в «нарушении прав человека» — как известно, это ритуальная формула, предваряющая введение «международным сообществом» жестких санкций в отношении провинившихся. И ведь произнес-то ее Лебедь в связи с делом И. Илашку, организатора целой серии террористических актов и убийств, курируемых не только из Кишинева, но и из Бухареста, чего сам Илашку, кстати, не отрицал.

Кроме того, осенью 1993 года генерал решил вновь задействовать «языковой» рычаг, открыто поддержав немногочисленных в Приднестровье, но очень активных сторонников перевода молдавского языка на латиницу. Такое вмешательство генерала в проблему языка, решение которой всегда остается прерогативой его носителей, могло бы показаться смехотворным, когда бы за ним не просматривались очевидные политические цели. Хорошо понятные тем, кто не забыл о триумфе «языка-победоносца».

Брезгливость — вот доминанта отношения к Лебедю в последние месяцы его пребывания на Днестре, и атмосфера эта ярко описана председателем ЖЗК Галиной Андреевой в ее книге «Женщины Приднестровья».

И вот опять в России заговорили о Приднестровье… И опять это удручающее стремление свести все к симпатиям и антипатиям, не слишком интересуясь сутью проблемы.

А ведь она так проста: перед нами народ, чье безусловное право на самостоятельное решение собственной судьбы было грубо нарушено; народ, прошедший через тяжкие испытания, но не запятнавший себя ни притязаниями на чужую территорию, ни этническими чистками; народ, все еще стремящийся к России, хотя эта «безответная любовь» не может продолжаться вечно.

Наконец, народ, избравший себе президента, с которым прошел все тяготы создания и защиты республики. И недопустимо, чтобы те, кто до сих пор не удосужился хотя бы в общих чертах ознакомиться с историей республики, теперь на основании каких-то слухов и пиарных «сливов» об этом президенте судил и рядил. На это имеет право только народ Приднестровья, ему и решать.

Мы же должны научиться, наконец, уважать это право и запомнить, как дорого может обойтись пренебрежение им.

(http://eot.su/)







  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • Одним из важнейших вопросов законотворческой деятельности народного депутата Сергея Гриневецкого стал вопрос об обеспечении граждан жильем…>>>
  • Наш город славен прекрасной архитектурой. Мы гордимся тем, что Одессу строили ведущие архитекторы прошлого. Но, увы, многие из этих зданий находятся в плачевном состоянии. Забота о культурном наследии Одессы всегда являлась приоритетом для Сергея Гриневецкого…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>