Час пик
Быстрый переход:




Необходимо обоюдное признание: решение о роспуске правительства состоялось, вступило в силу и не подлежит отмене | Страница 1




Представители исполнительной и законодательной властей намерены обсудить пути выхода из политического кризиса, вызванного решением парламента отправить правительство в отставку. Что надо сделать для погашения конфликта? На каких условиях возможен компромисс? О своем видении ситуации политическому обозревателю «Российской газеты» рассказал председатель Верховной рады Владимир Литвин.

«Я не хотел бы, чтобы президент шел нам навстречу. Я думаю, все мы: и президент, и Верховная рада – должны идти навстречу стране».

Владимир Литвин

РГ. Почему сессия парламента продлена еще на неделю?

Владимир Литвин.
Это не попытка парламента продолжать наступление на исполнительную власть. Тут есть три момента. Первый: парламент демонстрирует, что он принял принципиальное решение об отставке правительства, но при этом готов рассмотреть законопроекты, на принятии которых настаивает исполнительная власть. Второй момент: поскольку решение парламента кем-то оценивается односторонне, то наша задача – разъяснить свою позицию. И третий момент: депутаты приняли во внимание слухи о планировании определенных акций по отношению к парламенту.

РГ. Вы имеете в виду заявление представителя президента в парламенте, что не исключается роспуск ВР?

Владимир Литвин.
Да, я имею в виду известные призывы некоторых политиков, имеющих влияние на государственных деятелей... Это третья причина, заставившая нас продлить сессию.

РГ. А что, президент склоняется к решению распустить парламент?

Владимир Литвин.
Я уверен, что президент не пойдет на антиконституционные действия. Он сам публично сказал об этом. Как гарант Конституции он отмел попытку некоторых своих советников навязывать ему решения, которые могут иметь непредсказуемые последствия.

РГ. Почему же непредсказуемые? Вы ведь наверняка представляете, какие последствия может иметь роспуск парламента?

Владимир Литвин.
Я думаю, в этом случае говорить о легитимности президентской власти уже не пришлось бы. Но я исключаю неконституционные действия, как с одной, так и с другой стороны. Мы – серьезные, ответственные политики.

РГ. Кто сейчас контролирует ситуацию в стране – президент или парламент?

Владимир Литвин.
Каждый – в своем качестве. В конце концов, ничего экстраординарного в стране не происходит. Просто некоторые люди стали чувствовать себя неуютно в своих кабинетах. Но это не проблема национальной безопасности и не проблема государственной стабильности.

РГ. Все-таки на Украине есть правительство или его уже нет?

Владимир Литвин.
На Украине есть правительство, которое исполняет обязанности до формирования нового кабинета.

РГ. Такова версия парламента...

Владимир Литвин.
Это не версия парламента. Это – закон, оформленный Верховной Радой Украины. А закон все должны выполнять.

РГ. Но Виктор Ющенко и Юрий Ехануров считают правительство действующим, без приставки «и.о.». Значит, все-таки есть конфликт?

Владимир Литвин.
Нет никакого конфликта. Есть лишь попытка читать Конституцию по-своему. Я думаю, следует исходить из того, что существуют изменения в Конституции о расширении возможностей парламента. Он имеет право отправлять правительство в отставку. И нужно не оспаривать Конституцию, а обеим ветвям власти прийти к единому ее толкованию. Поскольку в стране не сформирован Конституционный суд, мы сами должны договориться.

РГ. Почему ВР упорно не желает сформировать КС и принять присягу судей?

Владимир Литвин.
Потому что не выполнены достигнутые договоренности.

РГ. Какие договоренности? Вы о чем?

Владимир Литвин.
После того как не пустили в сессионный зал прежнего президента для принятия присяги конституционными судьями, мы договорились, что с новым главой государства подобное не должно повториться. Я предложил: мы принимаем постановление, которое регулирует процедуру присяги судьями КС. И, кроме того, часть судейского корпуса избирается парламентом. Тогда не будет никаких поводов препятствовать приведению судей к присяге. КС формируется паритетно – президентом, парламентом и съездом судей. Это было задумано для создания политического баланса. А сейчас президентская сторона блокирует избрание судей парламентом. Мы четырежды вносили кандидатуры, но президентские и правительственные фракции бойкотировали голосование. Очевидно, кто-то рассматривает суд в качестве политического инструмента. Поэтому разговоры о том, что парламент не желает сформировать КС, считаю инсинуацией.








  • Выборы в местные советы должны проходить стопроцентно по мажоритарным округам. Особенно это стало понятно сейчас…>>>
  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • Через пять дней после принятия этого Закона, Верховная Рада, снова по инициативе Сергея Гриневецкого приняла Заявление «Безъядерному статусу Украины — реальные гарантии»…>>>
  • Украинский суд, как показывает практика, — не просто самый несправедливый в мире. Он еще и проявляет завидный правовой нигилизм. То есть сам суд, как бы призванный строжайшим образом следить за соблюдением законов, на эти же нормы закона банально плюет…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>