Час пик
Быстрый переход:




Власть не видит проблем села | Страница 2






– Василий Антонович, в целом – каковы результаты прошедшего сельскохозяйственного года?

– Результаты не блестящие, а лучше сказать провальные. Главной болезнью по-прежнему остается недофинансирование. Я вот недоумеваю: основной «конек» нынешней власти, о чем она трубит на всех углах – это то, что выполнялся и перевыполнялся план по наполнению бюджета-2005. Если это так, куда же подевались деньги? Почему не профинансированы все программы, например, по селу, на которые были заложены средства в бюджете? Например, по закладке садов и виноградников, по племенному делу, по повышению плодородия почв, по компенсации средств за проданный населением скот и тому подобное? Причем, крестьянство недосчиталось довольно крупных сумм. А нам постоянно говорили, будто бюджет выполняется в полном объеме, значит, и деньги на эти цели были...

Для села сегодня уже совершенно неважно, были они или не были. Упущено время, утрачены возможности. Теперь это негативно сказывается на результатах работы сельскохозяйственного комплекса в целом. Грубо говоря, под уборочную нынешнего года в 2005-м году заложили не урожай, а кризис. Меньше посеяли озимых – это отзовется на результатах урожая-2006. Как бы мы ни рассчитывали «ударно» провести весенне-полевые работы, подготовка к ним начинается с осени. Осень – провалили. Не до того, наверное, было.

Справка. Машинно-тракторный парк в стране изношен на 85 процентов. Для его восстановления необходимо 22–25 миллиардов гривень. В бюджете-2006 на удешевление техники, приобретаемой хозяйствами, предусмотрено... 32 (!) миллиона гривень, что составляет чуть больше одной тысячной доли одного процента – 0,00128!

Грубая ошибка правительств Тимошенко и Еханурова – то, что основное финансирование было перенесено на четвертый квартал года. Как можно было допустить такое, не учитывая специфики сельского хозяйства – сезонность, необходимость подготовительных работ, более долгий по времени оборот капитала. Не понимать этого – значит, ничего не понимать в аграрном секторе. Вот – типичный пример «профессионализма» власти образца 2005 года.

Кстати, эта же специфика является причиной, по которой для сельского хозяйства неприемлемы обычные сроки кредитования. У нас долгосрочными называются кредиты сроком на три года. Но сельхозпредприятия не могут работать в таком режиме. Ведь общеизвестно: вкладываешь деньги в июне – получаешь в августе следующего года. И далеко не те, с чего можно отдавать кредит. А животноводство (особенно производство мяса крупного рогатого скота) имеет еще более длительный цикл – 16, а то и 18 месяцев. То есть, капитал на достаточно длительный срок «замораживается». Нам необходима программа более долгосрочного кредитования сельского производителя.

– В нашем аграрном секторе, по-моему, существует только одна прибыльная отрасль – производство птицы...

– И та оказалась в опасности из-за угрозы птичьего гриппа. Надеюсь, она устоит. А почему? Потому что пришли крупные инвесторы. Пусть они выбрали самый прямой путь к успеху – ведь птицеводство относится к одной из самых «скороспелых» отраслей. Сорок два дня – и ты почти гарантированно получаешь отдачу. Тем не менее, были вложены деньги, и немалые, – и в результате мы получили крупные птицеводческие комплексы (ожидаемый прирост мяса птицы, если не помешает птичий грипп, – до 100 тысяч тонн). Вот, что означают современные наукоемкие технологии. А что было сделано в остальной части животноводства? Был сделан расчет на то, что разрушение и утрату крупных комплексов компенсирует частный сектор. «Давайте все распаюем и поделим – а частник даст нам больше» – эта идея на практике не сработала. Мы практически уничтожили свиноводство, резко сократили поголовье крупного рогатого скота (а ведь корову-кормилицу даже в послевоенное время сохраняли и не резали). То, на что рассчитывали – производить мясо на приусадебных участках – оказалось «хобби», а не товарным производством крупной аграрной державы. Я вообще сторонник того, что объективные законы, как в промышленности, так и в сельском хозяйстве, требуют постоянных научных разработок и внедрения новых технологий. А это дело дорогое – следовательно, нужна концентрация капитала, а не его дробление.







  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • В нашей стране самый высокий уровень налогов на заработную плату, из-за чего предпринимателю просто невыгодно показывать ни количество работающих, ни их легальную зарплату…>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • В иные времена о таких людях писали очерки, потому что на них земля наша держится — не на «дерзких» и «сильных», с ярко выраженным «хватательным» инстинктом, а на таких вот «незаметных» тружениках и труженицах, тихо делающих свое дело, и так же незаметно создающих общественные блага… Поклониться бы ей — за это ее чистое и светлое служение обществу. Так нет же! Именно по этому — самому драгоценному — и был нанесен жестокий и страшный удар…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>