Час пик
Быстрый переход:




О пользе чтения старых книг | Страница 2

Автор: Владислав Гулевич






Рассуждая о возможности совместного проживания западноукраинского населения с населением остальной Украины в одном государстве, А. Бохенский предрекает неизбежные конфликты: «1919 г. показал нам, какой будет совместная жизнь украинцев галицийских и заднепрянских»; «диктатор Галиции Петлюра был вынужден в Каменце-Подольском окружить себя стражниками, опасаясь покушения со стороны заднепрянских украинцев»; «дошло до того, что целая галицийская армия перешла на сторону Деникина»»; «отношения между украинцами, живущими в одном государстве, будут напоминать отношения сербов и хорватов».

Для А. Бохенского независимая Украина — это вечные препирательства Киева с Москвой, которые развяжут руки Польше на западе, где она сможет противостоять Германии. Украинско-российская грызня — лучший рецепт выздоровления Польши: «Республика хороша только в империи. Психические различия между украинцами Галиции и левобережной Украины — значительное преимущество в польской игре. Поэтому в наших интересах ментально отдалить как можно дальше западных украинцев от украинцев советских, и приблизить их как можно больше к Европе. И чем глубже пропасть между Волынью и советской Украиной, тем ближе ментально Волынь будет к Галиции, и тем легче будет наше положение в случае появления независимой Украины».

Вообще идеал славянской идеи А. Бохенский видел в создании польско-украинской федерации. Такая федерация должна была бы выступить магнитом для остальных славян, однако русские в нее входить не должны по идеологическим соображениям.

Варшава часто называет Россию злой империей. Себя — невинной жертвой. Но творчество А. Бохенского заставляет в этом усомниться. «Мы обречены на величие, и либо добудем себе это величие, либо обратимся в ничто. Мы должны быть поэтому народом имперским, полным инициативы и воли к экспансии... Мы должны взять на себя нашу давнюю историческую миссию, но в изменившихся условиях…». Это фрагмент идеологического манифеста польского журнала «Polityka» 1938 года, соавтором которого был 29‑летний А. Бохенский.

Его геополитическое наследие в современной Польше всячески популяризируется: появились тематические информационные ресурсы в Интернете, издаются его книги, публикуются его программные работы, ему посвящают свои статьи известные польские политологи и геополитики. Взгляд на Украину как на буфер между Польшей и Россией — по-прежнему, господствующее мнение среди поляков, а на украинцев — как на оторванный от Московской Руси этнический элемент.

Другой польский геополитик, Влодзимеж Бончковский (на него, кстати, А. Бохенский иногда ссылается в своих публикациях), задавался вопросом: «Существует ли украинский народ (отдельный от русских)?». И сам же отвечал: «Даже если нет, то нужно всеми силами способствовать его появлению. Для чего? Для того чтобы на востоке не иметь дела с 90 миллионами великороссов, и еще 40 миллионами малороссов, не разделенных между собой, единых национально… Ведь украинец, лишенный своей украинскости, это политический русский».

Автор еще одной старой книги «Документы польского русофильства» — ярый украинофил и противник русской идеи Михаил Лозинский. Книга появилась в Вене в 1915 году, в разгар Первой мировой войны, на немецком языке. И это не случайно. Писания М. Лозинского — апология Австро-Венгерской империи с излияниями верноподданнических чувств австрийскому двору. Однако и о России автор не забывал. Он, например, предлагал австрийцам и немцам радикальный способ ее ослабления: «В Австрии и Германии лучше понимали суть украинского вопроса и его значение для России как великой державы, сила которой возрастает с присоединением к России украинцев, поэтому только отрывом Украины, и только этим силу эту можно низвести».

М. Лозинский, как и его последователи — украинские националисты — надеялся на победу немецкого духа над славянским, и писал, что Австро-Венгрия и Германия, в случае победоносной войны, освободят «часть украинских земель от русского ярма», то есть, на своих штыках принесут свободу Украине. Однако этого, как свидетельствует история, не произошло ни в Первую, ни во Вторую мировую войны.

Жаль, что официальная украинская историография пренебрегает старыми книгами. Ведь тогда откровения А. Бохенского, В. Бончковского, М. Лозинского и иже с ними явили бы нам украинскую идею во всей ее первозданной «красе». Нам — как напоминание об истинной природе украинства. А последующим поколениям — как память о том, кто и какими способами пытался разделить единый православный Русский Мир.







  • Одним из важнейших вопросов законотворческой деятельности народного депутата Сергея Гриневецкого стал вопрос об обеспечении граждан жильем…>>>
  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • Наш город славен прекрасной архитектурой. Мы гордимся тем, что Одессу строили ведущие архитекторы прошлого. Но, увы, многие из этих зданий находятся в плачевном состоянии. Забота о культурном наследии Одессы всегда являлась приоритетом для Сергея Гриневецкого…>>>
  • Герои «аспектов» — это судьи, которые напрочь забыли о существовании судейской присяги, игнорируют ее, тем самым порочат свой статус и дают нам неисчерпаемый источник фактов, позволяющих доказывать: кривосудие существует!..>>>
  • Дальнейшая судьба погибающего порта Рени покрыта мраком полной неопределенности. Такой вывод напрашивается после отчета, с которым выступил на коллегии Ренийской райгосадминистрации начальник порта Сергей Строя…>>>