Час пик
Быстрый переход:




Если могилы… не приносят прибыли, то что?.. | Страница 4

Автор: Алексей Лосинец






Я нарисовал небольшую схему, на которой указано аварийное кладбище, расположенное на обрыве в 12 метров, и расстояние до береговой линии в 20 метров — примерно те условия, в которых находятся захоронения. Моя мысль заключалась в следующем: можно ли укрепить побережье в имеющихся природных условиях и обустроить при этом обычную набережную?

На мой вопрос ответил главный инженер одной из ведущих частных инженерно-строительных компаний, в практике которой уже имеется успешный опыт укрепления прибрежных черноморских склонов. «Технически укрепление проблемного берега и обустройство набережной — реально, однако финансово — немыслимо (если, конечно, на кладбище не присутствуют исторически важные для государства захоронения и захоронения иностранцев). На укрепленной территории стоимость анкерных свай для укрепления склонов обойдется в 800‑1200 долларов за 1 погонный метр сваи. Предположительно, необходимо будет запроектировать два, а то и три ряда свай. Плюс к этому, нужно будет делать две-три террасы (в зависимости от расчета) и выполнить очень дорогие земляные работы, стоимость которых составит не менее 50‑60 тысяч долларов за 1 квадратный метр (сюда включаются стройматериалы, рабочая техника, оплата труда рабочим, и т. д.). К тому же, следует вывести границы укрепляемой территории за пределы существующей береговой линии (в лиман) еще хотя бы на 50 метров — в противном случае укрепление не имеет смысла», — отмечается в письме.

Также я поинтересовался вопросом обвала могил во время строительных работ — «Для решения такой проблемы производится временное крепление откосов — задавливание шпунта обеспечивает надежность склона от обвала».

В дальнейшем письменном диалоге мне удалось узнать скромную экспертную оценку стоимости подобного проекта берегоукрепления с обустройством набережной. Предположительно это обошлось бы государству порядка 500‑800 тыс. долларов за 100 погонных метров сооружения (длина кладбища относительно берега лежит в этих пределах). В реальности денежная цифра может вырасти по ряду факторов: глубины дна возле набережной, форс-мажорных обстоятельств в период выполнения строительных работ, перепадов цен на рынке строительных материалов и прочих. Поэтому на такой проект украинские власти, конечно же, не пошли, а обязать в его реализации частного инвестора — это какой кусок земли необходимо будет отдать взамен? Невыгодность проекта вроде бы очевидна.

Но здесь я хотел бы подчеркнуть следующий момент: согласно сметы проекта по переносу Григорьевского кладбища планируемая стоимость работ по перезахоронению не должна превысить 3,8 млн. гривень (475 тыс. долларов). Таким образом, берегоукрепление и обустройство набережной обошлось бы государству всего в два-три раза дороже. Можем ли мы скупиться при решении таких вопросов? Уверен, что нет. Скупиться здесь — святотатство! Только, вот, святотатство состоит как раз в другом. Дело-то — не в деньгах, которые правительство не откажется выделить. Дело в стоимости самой земли и интересах бизнеса к ней. Могилы, как это кощунственно ни звучит, не приносят доходов, которые способна приносить занимаемая ими земля. Вот где нужно «копать», чтобы дойти до истины — почему проблема не решается так долго.

Кстати, надо сказать, что по-другому состоялось бы решение проблемы, если бы кладбище имело историческую национальную ценность или было бы объектом мирового наследия. Тогда острота и решение вопроса стали резонансной темой, обсуждаемой мировой общественностью, что задевало бы репутацию государства и, возможно, решение проблемы переноса усопших закончилась в пользу создания охраняемого памятника истории на территории кладбища.

Но ни «исторической ценности», ни чего-то другого, кроме несвободной для извлечения прибыли земли, 200‑летнее кладбище не несет, несмотря даже на то, что здесь имеются казацкие захоронения, как это показали недавние научно-исторические исследования…







  • Одним из важнейших вопросов законотворческой деятельности народного депутата Сергея Гриневецкого стал вопрос об обеспечении граждан жильем…>>>
  • «Безопасный город» — один из ключевых пунктов программы Сергея Гриневецкого. Являясь первым заместителем председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, он видит эту проблему как профессионал, системно, определяя ключевые факторы жизнеобеспечения города. Здесь и качество продуктов питания, и качество воды, и санитарная гигиена, и соблюдение ПДД...>>>
  • Законотворчество — основной приоритет деятельности депутата и одновременно главный итог его пятилетней деятельности в стенах парламента. У народного депутата Сергея Гриневецкого этот итог внушительный: 55 подготовленных законопроектов и 88 депутатских запросов (депутатский запрос — официальное требование народного депутата к органам власти, для направления которого требуется поддержка Верховной Рады)…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Сознание человека в обществе потребления, блокирует любую информацию, в которой не заложен элемент материальной прибыли, проще говоря, «бесплатно размышлять» никто уже не будет, а вот за деньги, такие люди, согласны будут размышлять в любом указанном направлении. «Бухгалтерское мышление» — так удачно назвала этот феномен президент Литвы Даля Грибаускайте, разрушает общество, а ведь общество — это фундамент государства…>>>