Час пик
Быстрый переход:


33 услуги

33uslugi.ru



«Современного искусства» на самом деле не было. А был проект ЦРУ в политических целях… | Страница 1

Автор: Франсес Стонор Сондерс, «Индепендент»




Образец «живописи» Поллока…  Решение поставить культуру и искусство на службу ЦРУ было принято сразу, как только эта структура была учреждена в 1947 году. Из-за страха перед прокоммунистическими симпатиями западных интеллектуалов и художников, в недрах ЦРУ был создан специальный пропагандистский отдел, сотрудники которого оказывали влияние на деятельность более чем 800 журналов, газет и общественных организаций. Это было похоже на музыкальную шкатулку: ЦРУшники нажимали кнопку, и слышали по всему миру нужную им мелодию.

 

Через Конгресс ЦРУ продвигало незаметно свои идеи в среде художников, творивших в жанре абстрактного экспрессионизма. Организовывались выставки, в журналах обсуждались проблемы американского искусства в нужном для ЦРУ ракурсе, но никто, включая самих художников, не был тем, кто действительно задавал нужное направление.

 

Занял бы абстрактный экспрессионизм господствующее положение в мире искусства без патронажа ЦРУ?.. Посмотрите, где закончилось это искусство — в мраморных коридорах банков, аэропортах, городских зданиях и галереях. Для «рыцарей холодной войны», которые продвигали это искусство, оно было всего лишь торговой маркой, знаком их культуры и системы, которую они хотели распространить везде, где это мело смысл. Им это удалось.

 

В 1958 году в Париже состоялась выставка «Новая американская живопись» работ Поллока, Мазервелла, де Коонинга и др. Национальная галерея британского искусства в Лондоне тоже хотела принять выставку у себя, но не потянула финансово. В игру включился любитель живописи американский миллионер Юлиус Флейшман и оплатил все расходы. Деньги были не его, а ЦРУ. Их перевели на счета Фарфилдского фонда, президентом которого был Флейшман. Сам фонд был далек от благотворительности. Это была финансовая структура ЦРУ.

 

Десятилетиями в кругу людей, преданных искусству, об этом говорили как о шутке или выдумке, но теперь все подтвердилось. ЦРУ использовало современное искусство, в том числе, произведения таких художников, как Джексон Поллок, Роберт Мазервелл, Виллем де Коонинг и Марк Ротко, как оружие в холодной войне. ЦРУ вело себя как благодетели эпохи Возрождения (правда, все его действия были засекречены), продвигая работы американских экспрессионистов по всему миру в течение 20 лет.


Это был период 1950‑1960‑х, когда большинство американцев не любили, а то и презирали постмодернистское искусство. Президент Трумэн метко заявил: «Если это — искусство, тогда я — готтентот». Что до самих художников, то многие из них были бывшими коммунистами, которым приходилось очень тяжело в Америке маккартизма (политика преследования лиц коммунистических взглядов, выдвинутая сенатором Маккарти). Такие люди вряд ли могли рассчитывать на поддержку государства.

Но почему их поддерживало ЦРУ? Потому что в пропагандистской войне с СССР это направление объявлялось доказательством креативности, интеллектуальной свободы и культурного превосходства США. Русское искусство, закованное в латы коммунистической идеологии, с ним сравниться не могло.

Неподтвержденная информация о подобной тактике ЦРУ долгое время циркулировала в обществе, но теперь нашла свое подтверждение, впервые за все время, из уст бывших сотрудников ЦРУ. Без ведома самих художников, к новому американскому искусству применялась тактика «длинной привязи», наподобие той, которой придерживались американские спецслужбы, поддерживая журнал «Энкаунтер» Стивена Спендера.

Решение поставить культуру и искусство на службу ЦРУ было принято сразу, как только эта структура была учреждена в 1947 году. Из-за страха перед прокоммунистическими симпатиями западных интеллектуалов и художников, в недрах ЦРУ был создан специальный пропагандистский отдел, сотрудники которого оказывали влияние на деятельность более чем 800 журналов, газет и общественных организаций. Это было похоже на музыкальную шкатулку: ЦРУшники нажимали кнопку, и слышали по всему миру нужную им мелодию.







  • Наш город славен прекрасной архитектурой. Мы гордимся тем, что Одессу строили ведущие архитекторы прошлого. Но, увы, многие из этих зданий находятся в плачевном состоянии. Забота о культурном наследии Одессы всегда являлась приоритетом для Сергея Гриневецкого…>>>
  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • Здравоохранению нужен прозрачный механизм финансирования. Прежде всего, нужно определить четкий перечень гарантированных государством медицинских услуг, например, неотложную медпомощь и помощь на первичном уровне. Может быть, стоит найти новые механизмы финансирования здравоохранения…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Сознание человека в обществе потребления, блокирует любую информацию, в которой не заложен элемент материальной прибыли, проще говоря, «бесплатно размышлять» никто уже не будет, а вот за деньги, такие люди, согласны будут размышлять в любом указанном направлении. «Бухгалтерское мышление» — так удачно назвала этот феномен президент Литвы Даля Грибаускайте, разрушает общество, а ведь общество — это фундамент государства…>>>