Час пик
Быстрый переход:




Путевка в космос, полученная на берегу Черного моря | Страница 2

Автор: Виталий Орлов, старший преподаватель ОНУ им. Мечникова






Одесское отделение ОАВУК нашло себе приют в бывшем особняке Анжело Анатра по улице Пушкинской, 29. До революции в этом доме часто бывали люди, связанные с авиацией, в том числе первый русский летчик М. Н. Ефимов, знаменитый летчик Сергей Уточкин. А на заре советского самолетостроения в тот дом ступил еще один Сергей — Королев. Туда же будущий ракетостроитель принес свой первый проект летательного аппарата — планера К-5, который уже в 1924 году он дополнил 12 листами чертежей и объяснительной запиской.

Летом 1923 года в течение месяца по два раза в неделю Королев читал лекции по планеризму и истории рабочим. Нужные знания юноша приобрел самостоятельно, читая все книги, которые только мог достать, а прочел он их массу. Он был частным посетителем городской публичной библиотеки на Пастера. Среди прочитанных книг было больше двух десятков книг на немецком языке. Их чтение было бы невозможно, если бы не труд преподавателя Готлиба Карловича Аве, который все уроки в стройпрофшколе вел только на немецком языке (да и усидчивости самого Сергея, ставшего лучшим учеником Аве). Отметка «sehr gut» (очень хорошо) прочно закрепилась за Сергеем, а знание языка — на всю жизнь.

Авиация все больше захватывала Сергея Королева. Привыкнув действовать обстоятельно еще с детства, Сергей решил заняться углублением своих знаний в этой области. Сначала он поступил на курсы пропагандистов авиации, а в ноябре 1923 года на курсы теории и практики проектирования летательных аппаратов. Лекции по конструкции самолетов читал там командир истребительного авиаотряда «Истро-2» Василий Константинович Лавров. Сергей Королев к этому времени уже изучил стенографию, тщательно записывал эти лекции. Окончив курсы, Сергей сразу потянулся к практической деятельности. Он узнал, что в мастерских ОАВУК приступают к строительству планера конструкции знаменитого военного летчика К. К. Арцеулова, Сергей принял участие в работе над ним.

16 августа 1924 года Королеву вручили свидетельство о завершении среднего образования и получении специальности каменщика и черепичника. А в семье снова стали решать, куда пойти учиться. Единого мнения не было. Сергей стоял на своем. Он хотел строить самолеты и планеры и летать на них, полагая при этом, что самые надежные знания может дать только Военно-Воздушная Академия. Убедившись, что сына невозможно переубедить, Мария Николаевна после долгих раздумий не только дала согласие на учебу, но и помогла ему. В конце августа 1924 года она приехала в Москву и обратилась к руководству Академии с просьбой принять ее сына в число слушателей. Мария Николаевна не знала, что по правилам в Академию принимались только лица, отслужившие в Красной Армии и достигшие 18 лет. Она просила сделать для ее сына исключение, учитывая его горячее желание стать авиационным конструктором. В конце концов, в Академию Сергею поступить не удалось, а тут, на радость матери, стало известно, что в Киевском политехническом институте тоже планируется подготовка авиационных инженеров на его механическом факультете. Все-таки — ближе к дому...

Сергей поехал в Киев. Конечно, жалко было расставаться с друзьями и Ксаной Винцентини, которую он любил. Приходилось расставаться с Черным морем, ласковым солнцем, городом в котором он жил всего семь лет, но который стал для него таким родным.

Еще не полностью обосновавшись в новом для себя городе, Сергей уже 20 августа отправил в ОАВУК письмо такого содержания: «Многоуважаемый Борис Владимирович! Напоминая Вам о Ваших словах при моем отъезде, обращаюсь с просьбой устроить мне командировку на состязания в Феодосию. Из Киева едет большая группа, и, как новый человек, настаивать на командировке из Киева я не могу. Таким образом, я рискую и в этом году не увидеть состязаний, посещение которых дало мне очень много, и я с большим успехом мог бы работать в области авиации и планеризма. Надеюсь, что Одесский губотдел ОАВУК сочтет возможным и нужным отправить меня на состязания, помня мою прежнюю работу по руководству планерными кружками. Кроме того, эта командировка позволила бы мне устроить некоторые мои личные дела и увеличила бы в Киеве влияние и вес Одесского губотдела. Прилагая при этом марки, надеюсь получить скорейший ответ по адресу: Киев, Костельная, 6‑6, Москаленко, для С. П. Королева…».







  • Еще в 2006 году Сергеем Гриневецким была выдвинута идея разработки Государственной программы спасения и развития одесских лиманов — Хаджибеевского, Куяльницкого, Большого Аджалыкского, Аджалыкского и Тилигульского. Этот проект получил самую широкую поддержку со стороны ученых, экологов, общественности…>>>
  • По самым скромным подсчетам только в Одессе в общежитиях проживает порядка 60 тысяч человек. Причем живут они не в лучших условиях, зачастую с риском вообще остаться на улице. И такие случаи бывают…>>>
  • Наш город славен прекрасной архитектурой. Мы гордимся тем, что Одессу строили ведущие архитекторы прошлого. Но, увы, многие из этих зданий находятся в плачевном состоянии. Забота о культурном наследии Одессы всегда являлась приоритетом для Сергея Гриневецкого…>>>
  • 13-15 гривень за десяток яиц — не перебор ли, панове? К примеру, в Киеве стоимость этого хрупкого продукта, даже после повышения, колеблется в диапазоне 10-11 гривень. Но и это — слишком высокая цена, особенно, если учесть темпы роста отрасли и себестоимость яйца, которая… ровно в 10 раз ниже розничной в Одессе…>>>
  • Если у вас захотят отнять жилье, не имея на то убедительных и документально подтвержденных оснований, совсем не обязательно, что вас защитит суд. Может случиться и наоборот: суд примет в производство дело, не имея никаких оснований для возбуждения производства. И вы проиграете в этом неправедном суде. А того факта, что судья наплевал и на ваши права, и на саму букву закона, никто не заметит. Ни в апелляционной инстанции, ни в Высшем суде. Называется это одним именем — произвол. Но это — не просто реалии наших будней. Это — «картинка с натуры»… >>>