Час пик
Быстрый переход:




Петровская «Табель о рангах»: взгляд в прошлое | Страница 1

Автор: Виталий Орлов, старший преподаватель ОНУ им. Мечникова




В самом начале 1943 года для военнослужащих Вооруженных сил СССР были введены воинские звания. Офицерские звания распределялись, начиная с младшего лейтенанта и заканчивая Маршалом Советского Союза. Большинство офицерских званий, которые сохранились в современных армиях Украины, России и ряда других государств бывшего СССР, совпадают с чинами офицеров царской армии. Сегодняшняя система воинских званий негласно следует традиции, узаконенной еще 290 лет назад.

О том, откуда произошли, кому предназначались, и как присваивались звания в армии и флоте, сказано и написано много. А вот то, что до 1917 года гражданские и придворные лица приравнивались к военным, известно далеко не всем. Я уже не говорю о чинах, которыми обладали люди, обогащали славу нашего города…


 

Известные имена

 

Тайный советник, надворный советник… Кому сейчас известны эти титулы? А еще: коллежский асессор или такой же регистратор, который что-то, как нам кажется, должен регистрировать. Людям больше известны воинские звания полковник, генерал, маршал или флотские — капитан, адмирал. Тем не менее, эти и другие титулы и звания использовались на большей части территории, которую мы называем сейчас СНГ, а также на части территории современной Польши, стран Балтии и Финляндии с 1722 по 1917 годы, а также частично сохранились до сегодняшнего дня.

Называя 1722 год и добавляя к нему точную дату 24 января (4 февраля по новому стилю), мы получаем день, в который Петром I была утверждена Табель о рангах — Закон о порядке государственной службы в Российской Империи (соотношение чинов по старшинству, последовательность чинопроизводства) и придворные, которые, в свою очередь, подразделялись на 14 классов. Высшим был первый класс, низшим — четырнадцатый. К каждому классу приписывался чин.

Естественно предположить, что, чем выше был класс, тем сложнее его было достичь, и тем меньшим было количество его обладателей. Первый класс включал в себя чины канцлера и действительного тайного советника 1‑го класса. Отличие между ними было в том, что первый из чинов носили лица, занимавшие высшие посты в Империи, а второй — те лица, которые таких постов не занимали, но имели заслуги перед Императором (Императрицей) и Отечеством. За почти 200‑летню историю Табели о рангах чин канцлера был присвоен только 11 раз, второй — 13.

Обладателями титула канцлера были такие известные в истории России лица, как Михаил Илларионович Воронцов, известный своим участием в дворцовом перевороте 1741 года, следствием которого стал арест правительницы России Анны Леопольдовны.

Канцлером Михаил Илларионович стал в 1758 году уже при Елизавете Петровне. Но до этого этот государственный деятель сумел сделать то, что многим даже не снилось. 3 января 1742 г. Михаил Илларионович стал мужем Анны Карловны Скавронской, которая приходилась двоюродной сестрой государыне.

В 1744 году Воронцов возводится в графское достоинство Российской Империи и вслед за тем назначен вице-канцлером. Сумев избежать опалы в 1748 году, 10 лет спустя он заменил на посту канцлера опального Алексея Петровича Бестужева-Рюмина. Оставаясь на этой должности при краткосрочном правлении Петра III и в начале правления Екатерины II, Воронцов вынужден был уйти в отставку (1767 год) в связи с несогласиями с фаворитами последней и изменением в худшую сторону отношения к нему со стороны Императрицы. Внучатым племянником М. И. Воронцова был губернатор Новороссийского края Михаил Семенович Воронцов, личности которого мы еще коснемся.

Единственным ребенком у Михаила Илларионовича была дочь Анна (1743 — 1769), которая приходилась двоюродной племянницей императрице Елизавете Петровне и была ее крестницей. 20 сентября 1757 года состоялся обряд обручения, а 18 февраля 1758 года — свадьба Анны и Александра Сергеевича Строганова, который был на 10 лет старше невесты. В день свадьбы Строганов получил звание камер-юнкера (V класс Табели).







  • Еще в 2006 году Сергеем Гриневецким была выдвинута идея разработки Государственной программы спасения и развития одесских лиманов — Хаджибеевского, Куяльницкого, Большого Аджалыкского, Аджалыкского и Тилигульского. Этот проект получил самую широкую поддержку со стороны ученых, экологов, общественности…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Наш город славен прекрасной архитектурой. Мы гордимся тем, что Одессу строили ведущие архитекторы прошлого. Но, увы, многие из этих зданий находятся в плачевном состоянии. Забота о культурном наследии Одессы всегда являлась приоритетом для Сергея Гриневецкого…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>