Час пик
Быстрый переход:




Главная проблема румынского этнического сознания — культурная неопределенность | Страница 2

Автор: Владислав Гулевич






Приблизительно в XIV в. наметился процесс постепенного движения польских влахов на Русь, где они не опасались преследований на религиозной почве. Известный религиозный деятель того времени Мелетий Смотрицкий среди «руских» фамилий Волыни и Галиции, противостоящих католической агрессии, называл и молдавские. Кстати, этот факт опровергает россказни украинской историографии о будто бы извечном присутствии украинцев на западно-украинских землях. Во-первых, не было тогда даже понятия «Украина». Во-вторых, население считало себя «руским» (через одно «с»). В-третьих, Мелетий Смотрицкий, уроженец и хроникер тех мест, украинцев там не заметил. Откуда же их могла заметить официальная украинская историография?

Богдан І — не единственный выдающийся деятель молдавской истории, не страдавший русофобией. Дмитрий Кантемир — господарь Молдавского княжества (1693, 1710—1711) — отличался вообще ярко выраженным русофильством. Он занимался также историей, архитектурой, философией, математикой, владел восточными и европейскими языками. Во время русско-турецкой войны 1710 г. турки хотели привлечь Кантемира на свою сторону. Но тот, будучи в Константинополе, связался с русскими дипломатами и оказывал им содействие. В 1711 г. Кантемир заключил с Петром І т. н. Луцкий договор, согласно которому Молдавия, сохраняя автономию, переходила в русское подданство, освобождалась от выплаты дани Турции и сохраняла свои привилегии. Договор после обнародования встретил поддержку всего молдавского населения.

Война для России закончилась не совсем удачно, и Молдавия осталась под турецким гнетом. Кантемир и 1000 молдавских бояр бежали в Россию, где он получил княжеское достоинство Российской Империи с титулом Его светлости, значительную пенсию и обширные имения. Сыновья Кантемира — Сербан и Матвей — служили в лейб-гвардии Преображенского полка. Дочь — Екатерина-Смарагда, будучи сама бесплодной, развивала акушерское дело в России. В ее честь ее любящий супруг российский дипломат Дмитрий Голицын завещал построить Голицынскую больницу.

Но, наверное, самым известным отпрыском Дмитрия Кантемира был Антиох — русский поэт-сатирик и дипломат, деятель раннего русского Просвещения, один из наиболее крупных русских поэтов той эпохи. Он всегда решительно высказывался за сохранение государственного строя, установленного Петром Великим, и, как дипломат, отстаивал интересы Российской Империи. Антиох, будучи не только поэтом, но, как его отец, и философом, ввел в русский философский дискурс слова «идея», «естество», «понятия» и др. После смерти Антиоха называли отцом российских сатир.

Добавим, что и брат Дмитрия Кантемира и тезка его сына Антиоха тоже выступал за антиосманский союз с Россией. Ему удалось установить ровные отношения с Речью Посполитой, требовавшей Молдавию себе во владения, и, благодаря освободившимся силам, более пристально взглянуть на угрозу со стороны турок и крымских татар, верных союзников Стамбула. Антиох пользовался популярностью в народе, и память о нем сохранилась как о справедливом и добром правителе.

Родом Кантемиров галерея румынских и молдавских деятелей, относившихся к России с симпатией, не исчерпывается. Эмиль Чоран — румынский и французский мыслитель, который составил гордость французского языка и литературы, причем в самых французских жанрах — эссе и афористике. Как пишет переводчик трудов Э. Чорана, Борис Дубин, Э. Чоран, «родившийся в трансильванской глуши, сын православного священника и подданный австро-венгерской короны, он вообще всю жизнь хотел быть другим и при этом чаще всего, опять-таки, русским. В русской прозе Чоран выделял для себя линию «перегоревших» романтиков, байронических героев от Печорина до Ставрогина, а чаще всего перечитывал и цитировал Лермонтова и Гоголя, Достоевского, Чехова и Блока. Гоголь — единственный из его любимцев, кому посвящено отдельное эссе».







  • По самым скромным подсчетам только в Одессе в общежитиях проживает порядка 60 тысяч человек. Причем живут они не в лучших условиях, зачастую с риском вообще остаться на улице. И такие случаи бывают…>>>
  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Еще в 2006 году Сергеем Гриневецким была выдвинута идея разработки Государственной программы спасения и развития одесских лиманов — Хаджибеевского, Куяльницкого, Большого Аджалыкского, Аджалыкского и Тилигульского. Этот проект получил самую широкую поддержку со стороны ученых, экологов, общественности…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>