Час пик
Быстрый переход:




Главная проблема румынского этнического сознания — культурная неопределенность | Страница 3

Автор: Владислав Гулевич






Чтобы стать великим, нужно иметь великую историю. Румыния ее не имеет, хотя, в отличие от Венгрии и Польши, она никогда не расставалась со своей государственностью, чем и гордятся современные румыны. Доктрина Великой Румынии как раз призвана вселить в народ уверенность в собственном величии и разжечь территориальные аппетиты. Ведь великое не может быть маленьким. На возвеличивание румынской нации работает вся румынская историография. Хотя проявить немного скромности нашим румынским соседям не помешало бы, особенно с учетом некоторых исторических фактов.

«В Средние века слово «румын» (rumân) означало «крепостной», так как этот первоначальный этноним, то есть название народа, получил социальный смысл. Но каким образом этноним превратился в социальный термин сказать трудно. Ясно другое: когда национальное сознание стало широким достоянием масс, особенно в ХІХ веке, его смысл опять изменился. Он стал этнонимом. В ХІХ веке с ним произошло изменение: из «румын» он превратился в «ромын», именно для того, чтобы римское происхождение было очевидно. При этом следует подчеркнуть, что сами румыны использовали слово «румын» как самоназвание. Но когда крепостная зависимость стала всеобщей, это слово стало синонимом слова «крепостной», — рассказал в интервью порталу Portalostranah.ru историк и филолог, научный сотрудник бухарестского Института истории имени Николае Йорги Вирджил Чокылтан. — В церковнославянских, русских летописях нас называют «волохами». В Византии румын называли «влахами», то есть пастухами, причем слово это имело уничижительное значение. В новое время наступила пора новых культурных ценностей и люди нашли новые названия для своей коллективной идентичности».

Главная проблема румынского этнического сознания — культурная неопределенность. Страна расположена на перекрестке цивилизаций, и неизбежно впитывала в себя все культурные веяния, до нее доходившие. В середине XIX века румыны еще носили халат и чалму, а в музыке и сегодня слышны восточные мотивы. От этой пестроты возникает чувство вечного поиска своего «я». И официальный Бухарест не нашел ничего лучше, чем найти это «я» в русофобии. Лозунг «Румыния издавна принадлежит Западу!» выдуман для подкрепления русофобских теорий. Оказывается, румынские историки насчитали аж 13 румыно-российских войн! Откуда? Очень просто. Каждую русско-турецкую войну румыны теперь считают за вторжение русских на их территорию! Этим они начинают напоминать поляков, которые сначала плакали от радости, когда русский солдат вышвырнул фашистскую нечисть из польских городов и деревень, а теперь называют те годы периодом «советской оккупации». Интересно, много ли поляков осталось бы в живых, если бы русские решили в 1944 не пересекать польскую границу? И встречный вопрос румынам: сколько бы вас полегло под турецкими ятаганами, не будь т. н. 13 «румыно-российских войн»?

Российский самодержец Александр ІІІ говорил, что у России только два друга — ее армия и флот, потому как ее союзники очень часто предавали в самые тяжелые моменты. И был прав. О наших заслугах спасенные нами народы вспоминать не любят. Ведь тогда им бы пришлось расписаться в собственной слабости. Психологи говорят: если человек, которому была оказана помощь, не в состоянии отплатить за нее тем же, это ставит его в зависимое и унизительное положение. Он начинает вместо благодарности испытывать ненависть к своему благодетелю — свидетелю его падения и горестей. И жаждет падения своего спасителя, чтобы точно также стать свидетелем беспомощности того, кто был некогда так силен. Это — тонкая психологическая месть.

Бухарест требует, чтобы Молдавия шла за ним. А, может, наоборот, румынам нужно идти за Молдавией? Не той, какой мы ее знаем сегодня, когда в Кишиневе засели содержанки Запада, а Молдавии Богдана І, Дмитрия и Антиоха Кантемиров?

«За кого вы, русские люди, молодежь русская? Мы русскую душу не продавали по заграничным кабакам, мы ее не меняли на золото заморское и пушки… Мы не наемными, мы собственными руками защищаем нашу землю, мы грудью нашей, мы нашей жизнью будем бороться за родину против иноземного нашествия! Вот за эту русскую землю, на которой я сейчас стою, мы умрем, но не отдадим ее никому!» Это — слова молдаванина Сергея Лазо, героя войны с японскими интервентами в годы Гражданской войны. И в них — квинтэссенция русско-молдавской истории.







  • «Безопасный город» — один из ключевых пунктов программы Сергея Гриневецкого. Являясь первым заместителем председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, он видит эту проблему как профессионал, системно, определяя ключевые факторы жизнеобеспечения города. Здесь и качество продуктов питания, и качество воды, и санитарная гигиена, и соблюдение ПДД...>>>
  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • Еще в 2006 году Сергеем Гриневецким была выдвинута идея разработки Государственной программы спасения и развития одесских лиманов — Хаджибеевского, Куяльницкого, Большого Аджалыкского, Аджалыкского и Тилигульского. Этот проект получил самую широкую поддержку со стороны ученых, экологов, общественности…>>>
  • Страсти кипят вокруг главной отечественной сиделицы. Восторженные фанаты исступленно требуют ей свободы. Того же домогаются зафрахтованные зарубежные борцы за демократию в Украине. Даже циклические изменения в самочувствии VIP-заключенной ставятся в вину «преступной власти»… На самом же деле циркачам и шоуменам нашей общественной жизни глубоко безразличны права человека, его свободы и сама свобода. Если, конечно, это не касается их самих и их подельников…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>