Час пик
Быстрый переход:




Автором «шаттла» за 25 лет до него и лучше его был Семен Лавочкин! | Страница 1

Автор: Владимир Зуев, подполковник запаса, Краматорск




Весь мир знает Сергея Павловича Королева — советского ученого, конструктора и организатора производства ракетно-космической техники и ракетного оружия СССР, основоположника практической космонавтики. Он явился ключевой фигурой, обеспечившей стратегический паритет и сделавшей СССР передовой ракетно-космической державой в освоении человеком космоса. Благодаря его идеям, был осуществлен запуск первого искусственного спутника Земли и первого космонавта Юрия Гагарина.

Но, отдавая должное Сергею Павловичу, нельзя не вспомнить еще одного человека, имя которого сегодня незаслуженно забыто, но который также мог стать всемирно известным Генеральным Конструктором, если бы судьба добавила ему немного больше времени и везения. Хотя даже то, что он успел сделать, уже вписало его имя в историю.

В апреле 1981 года, с мыса Канаверал стартовал «Спейс Шаттл» (от англ. Space Shuttle — Космический челнок) — американский многоразовый транспортный космический корабль «Колумбия». Характерно, что запуск «Шаттла» состоялся 12 апреля, в День космонавтики.

Но немногие знают, что, почти за 25 лет до этого события, в 1957 году взлетела советская межконтинентальная крылатая ракета «Буря». Ее производство было обусловлено настоятельной необходимостью опережающих действий по созданию ядерного оружия.

29 августа 1949 года в СССР была испытана первая ядерная бомба, в 1953 году Советский Союз провел успешные испытания первой водородной бомбы. Однако наличие ядерной бомбы еще не говорило об обладании страной ядерным оружием. Оружие надо уметь применить против противника, а для этого необходимо было разработать средство доставки ядерной бомбы на территорию противника. Такие носители (стратегические бомбардировщики) в то время были созданы в КБ Андрея Николаевича Туполева и Владимира Михайловича Мясищева. Но, в связи с развитием средств ПВО, в том числе и зенитных управляемых ракет (ЗУР), потребовалось создать новые, менее уязвимые, стратегические носители ядерного заряда, тем более что бывшие еще недавно союзники во Второй Мировой войне крепко обложили Советский Союз десятками военных баз НАТО.

Оставался единственный вариант — создать ракетный носитель, способный совершить полет на сверхзвуковой скорости. В результате проведенных исследований были определены два направления — создание межконтинентальных баллистических ракет (МБР) и межконтинентальных крылатых ракет (МКР). В связи с разделением работ по министерствам получалась негласная конкуренция между разработчиками МКР и МБР. Кто первый осуществит проект и достигнет требуемой дальности полета 8000 км? Международная обстановка подстегивала к скорейшему решению таких задач.

20 мая 1954 г. вышло постановление СМ СССР № 957‑409 о разработке двух типов межконтинентальных крылатых ракет-носителей ядерного заряда для поражения целей на территории США. Поисковая работа конструкторских коллективов получила наименование «КРМД» — крылатая ракета межконтинентальной дальности.

Постановление предусматривало параллельную работу над двумя ракетами: более легкой (для доставки атомной бомбы) — заводской шифр «350» или «Ла-350 или «Буря», которая поручалась ОКБ-301 Семена Алексеевича Лавочкина, и тяжелой (для доставки водородной бомбы) — заводской шифр ракеты «42/41» или «Буран», которая поручалась ОКБ-23 Владимира Михайловича Мясищева.

Задание Лавочкину на создание «Бури», в конце 1953 года дал сам Вячеслав Малышев, легендарный нарком танковой промышленности, заместитель председателя Совета министров СССР, руководитель Министерства среднего машиностроения — огромного атомного военно-энергетического концерна Союза. Обращаясь к Лавочкину и его заместителю Науму Чернякову, ставшему главным конструктором «Бури», он сказал: «Состоялось решение правительства о том, что необходимо создать летательный аппарат способный доставить до Америки атомную бомбу. Если вы выполните эту работу в срок, мы вам поставим при жизни памятники».







  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • Нужно искать новую эффективную модель, чтобы не превращать райадминистрации в отделы по переписыванию бумаг… Стране нужна дальнейшая реформа власти, в первую очередь, власти на местах…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>