Час пик
Быстрый переход:




Одесская зима, или если не замерзнешь на улице — погибнешь в квартире! | Страница 1

Автор: Виталий Орлов, старший преподаватель ОНУ им. Мечникова




Любой специалист в области лингвистики скажет, что существительные требование, тепло, оплата относятся к разным тематическим группам, а слова замерзать, мороз, холодный — к разным частям речи. В этом году, когда Одессу потихоньку захватила в свой плен холодная зима, а те, кто должен с ней бороться, беспомощно разводят руки и только тогда, когда сидят в теплых кабинетах (на холоде развести руки тяжело), эти слова приобретают особый смысл, получают связь между собой. А еще я бы сюда добавил заболеваемость, пенсионеры, авария, отключение и еще достаточно длинный ряд слов. Что же происходит у нас и у «них» за окнами?

Происходят обычные явления, которые характеризуют зиму: снег, мороз, замерзшая на море вода… Только для нашего города и его отважных жителей нынешняя зима превратилась в настоящее испытание. То тут, то там мы слышим о прорывах отопительных и водопроводных труб. Хорошо еще, что канализация не рвется. Очевидно, глубоко закопали ее градостроители. Спасибо им за это.

Зима и холода вторглись в ритм жизни горожан. И это при том, что в городе не было еще сильных снегопадов или мокрого снега, которые, как мы знаем, приводят к тотальному обледенению. Наряду с красивыми пейзажами, с замерзшими брызгами морской воды перед нами встают другие картины, более прозаичные. Опишу лишь те, которые мне удалось увидеть, или о которых слышал.

 

Картина первая, центр Одессы

 

На улице Спиридоновской несколько дней нет воды. Никакой. Что предпринимают хозяева? Естественно, звонят в компетентные службы, ожидая (нет, не моментального возврата воды!) ответа на вопрос, что случилось, и когда им вернут воду?

Решение принято — «обезвоженные» одесситы звонят в «водоканал». Ответ, о котором мне поведали мои знакомые, поразил даже мое воображение: «До весны не так далеко, дождитесь, пока оттают трубы, и получите свою воду!».

В контексте такого «водного» вопроса, напрашиваются некоторые исторические факты. Главной заботой многих градоначальников Одессы была именно проблема снабжения города водой. Ее добывали в колодцах, привозили из подводных источников. Затем построили водопровод.

В дни обороны Одессы, в 1941 году, отряд бойцов Красной Армии прорвался в Беляевку, чтобы напоить город водой. Одесса ее получила. Пусть на несколько часов. Но город, подобно могучему, но засыхающему дереву, получил такую необходимую помощь. Потом он еще в течение двух месяцев продолжал сражаться.

А что сегодня? Конечно, нельзя сказать, что Одесса изнывает от жажды. Но в эпоху, когда страна претендует на высокое место среди субъектов всякого рода мировых отношений, вопрос с водой должен быть закрыт. А что выходит на поверку? Ответы, подобные тому, который я только что процитировал.

Бывают более «мягкие» реакции на случившееся, вроде такого: «У меня тридцать (и т. д.) домов стоят без воды. Не вы один (одна)». Да, стоят. Ну и что? Ответ такой не может нас устраивать хотя бы по той причине, что платим мы индивидуально по нашим персональным счетам и требуем отдачи в НАШИ дома и квартиры, а не в десятки других, где пользование водой и прочие услуги лежат бременем на других плечах. Доходит до того, что жители города ходят набирать воду в близлежащие школы и детские сады.

Да, рвутся трубы, что является естественным для металла, который не выдерживает тепловых скачков. Не выдерживают зимних перегрузок электроприборы на водонапорной станции. Да, но ведь суровая зима в Одессе не является вечной: месяц-два от силы, плюс еще пара месяцев относительных холодов. Почему, когда становится тепло, сразу же ответственные лица забывают, за что они отвечают, и не занимаются осмотром несущих труб и установок, не налаживают должной связи с энергообеспечивающими компаниями? Зато когда подходят сроки оплачивать коммунальные услуги, потребители исправно получают квитанции об оплате. И только попробуйте не оплатить — тут же грозят вам пальчиком, ай-ай-ай, дескать, пора платить, а то выселим перекроем, отрежем, подадим в суд. Отключить неплательщика могут даже за то, что он недоплатил, скажем, за десяток-другой киловатт электроэнергии, притом, нередко, даже не поставив в известность абонента. А вот обратное подключение осуществляется путем прохождения довольно длительного ритуала.    







  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Одним из важнейших вопросов законотворческой деятельности народного депутата Сергея Гриневецкого стал вопрос об обеспечении граждан жильем…>>>
  • Через пять дней после принятия этого Закона, Верховная Рада, снова по инициативе Сергея Гриневецкого приняла Заявление «Безъядерному статусу Украины — реальные гарантии»…>>>
  • Страсти кипят вокруг главной отечественной сиделицы. Восторженные фанаты исступленно требуют ей свободы. Того же домогаются зафрахтованные зарубежные борцы за демократию в Украине. Даже циклические изменения в самочувствии VIP-заключенной ставятся в вину «преступной власти»… На самом же деле циркачам и шоуменам нашей общественной жизни глубоко безразличны права человека, его свободы и сама свобода. Если, конечно, это не касается их самих и их подельников…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>