Час пик
Быстрый переход:




Скорее Дунай потечет вспять, чем построят переправу? | Страница 2

Автор: Андрей Потылико






Еще раз посмотрим на карту, но уже в более глобальном масштабе. Как организованы сегодня автотранспортные маршруты грузопотоков из стран Скандинавии? Фуры на пароме пересекают Балтийское море и попадают в Данию или на северное побережье Германии. Оттуда грузы идут в европейскую часть Турции и дальше в страны Азии. Но путь этот — далеко не самый короткий: Германия, Австрия, Венгрия, Румыния (или Сербия), Болгария, Турция. А какой путь будет самым коротким? Через Финляндию, Петербург и далее строго на юг — через Россию, Белоруссию и Украину. Если провести прямую линию от Петербурга до нижнего Дуная, то южная точка этой линии окажется как раз в районе Орловки. Именно тут — идеальное место для паромной переправы. Давайте вспомним: ведь раньше дорога Киев-Одесса называлась Ленинградским шоссе.

Проект переправы серьезно рассматривался еще в 1996 году, и тогда специалисты подсчитали, что ее возможность — 3000 машин в сутки, в основном из Скандинавии и Прибалтики. Это 125 машин в час, или 2 машины в минуту. Разумеется, для такого грузопотока нужен огромный пункт пропуска. Здесь планировалось задействовать 6 паромов плюс 3 резервных. В тот период одесские областные власти активно искали инвесторов для осуществления проекта. Насколько я помню, одно из предложений заключалось в том, что инвестор получал право распоряжаться переправой (и, соответственно, получать прибыль) восемь лет. Затем переправа должна была перейти в государственную собственность Украины.

Чтобы изучить перспективы проекта на месте, в Орловку приезжал ряд специалистов из Румынии (в частности, представители Тульчинских городских властей и одного из проектных институтов Бухареста). Они провели совещание у меня в сельсовете, и я понял, что гости высоко оценили потенциал переправы Орловка-Исакча. Тем не менее, на стадии теории все и закончилось — инвесторов не нашлось. Почему? Ответ банальный и простой: в Украине нет дорожной инфраструктуры, которая способна обеспечить интенсивный поток грузового автотранспорта из Европы. У нас и тогда не было, и до сих пор нет ни одного автобана, отвечающего европейским стандартам. Им не соответствует даже знаменитая трасса Киев-Одесса. Что же касается проекта автобана Одесса-Рени, то он вот уже много лет «продвигается» на уровне разговоров и благих намерений. А без хороших дорог паромная переправа через Дунай превращается в утопию. Да, теоретически она очень выгодна. Более того, она могла бы стать одним из самых удачных транспортных проектов Европы. А практически…

Допустим, что грузопоток будет меньше, чем 3000 фур в сутки. Но тут возникает вопрос окупаемости затрат на строительство переправы. Маленький грузопоток не позволит инвесторам «отбить» вложенные деньги за приемлемое время. Вот почему я не верю в реальность переправы Орловка-Исакча. Во всяком случае, в обозримом будущем. К сожалению, эта тема периодически «оживает» только в виде предвыборных спекуляций, а потом снова и снова благополучно забывается. Если бы у Украины были свои деньги, то тогда, быть может, она и смогла бы реализовать проект собственными силами. Но у нас денег нет. Значит, надо привлекать иностранных инвесторов. А они — не дураки.

Инвесторы не хотят иметь дело с нашей страной. Причины общеизвестны — повторять их не буду. Можно вспомнить печальный пример паромной линии Рени-Русе (Болгария), которая очень успешно работала в середине 90‑х годов прошлого века. Главными ее «клиентами» были преимущественно болгарские «фуры» — благодаря паромному комплексу Ренийского порта они значительно сокращали свой сухопутный маршрут. Паромная линия Рени-Русе процветала. А потом украинские государственные службы буквально задушили ее всевозможными налогами, сборами и поборами. В итоге один из самых удачных транспортных проектов Дунайского бассейна прекратил свое существование.







  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Застройка Молдаванки должна базироваться на нескольких принципах. Во-первых, ключевым должен стать принцип социальной справедливости…>>>
  • В нашей стране самый высокий уровень налогов на заработную плату, из-за чего предпринимателю просто невыгодно показывать ни количество работающих, ни их легальную зарплату…>>>
  • В иные времена о таких людях писали очерки, потому что на них земля наша держится — не на «дерзких» и «сильных», с ярко выраженным «хватательным» инстинктом, а на таких вот «незаметных» тружениках и труженицах, тихо делающих свое дело, и так же незаметно создающих общественные блага… Поклониться бы ей — за это ее чистое и светлое служение обществу. Так нет же! Именно по этому — самому драгоценному — и был нанесен жестокий и страшный удар…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>