Час пик
Быстрый переход:




Есть у резолюции начало, нет у резолюции конца, или Президенту еще не раз придется подписывать документы о реформировании органов власти | Страница 1

Автор: Андрей Слободин




Административная реформа, объявленная Президентом В. Януковичем в 2010 году, на первом этапе предусматривала сокращение (оптимизацию) штатной численности центральных и территориальных органов государственной власти на 20 процентов. Если верить официальной информации, число чиновников в стране действительно уменьшилось; кроме того, были изменены полномочия и структура целого ряда ведомств. Что же дальше? На каком этапе находится админреформа сегодня?

Думаю, многие украинцы заметили: эти вопросы почему-то перестали «мелькать» в СМИ — пиар-кампания относительно реформы госаппарата несколько «заглохла». Однако это вовсе не означает, что оптимизация бюрократических структур прекратилась. Просто она зачастую приобретает «тихие формы», о которых общество практически ничего не знает.

В качестве примера можно рассмотреть некоторые особенности реорганизации органов МЧС. В частности, в прошлом году Государственная инспекция пожарного надзора была выведена из состава МЧС и получила статус самостоятельного ведомства. Соответствующее Положение Президент В. Янукович утвердил еще в апреле 2011 года, но, как утверждают сотрудники Ренийского сектора облуправления инспекции, фактическое формирование новой организации завершилось сравнительно недавно — в ноябре минувшего года.

Эта инспекция и прежде пользовался определенной «автономией» в структуре министерства, но теперь ситуация изменилась более радикально. Госпожнадзор переименован в Государственную инспекцию техногенной безопасности (Гостехногенбезопасность), которая сконцентрировала в себе контролирующие функции, ранее присущие органам МЧС.

Казалось бы, что тут особенного? Ну, произошла очередная перетасовка одного из многочисленных ведомств. Тем более и мотивы для этого — вполне благородные: избавить МЧС от надзорных и регуляторных полномочий, что, по идее, должно снизить уровень коррупции и способствовать процессу дерегуляции экономики (Госпожнадзор прочно входил в число контролирующих органов, проверки и поборы со стороны которых всегда вызывали жалобы предпринимателей). Но не все так однозначно. Изменения в структуре МЧС (как, впрочем, и в структуре других органов власти) в очередной раз заставляют усомниться: а существует ли вообще внятная, продуманная и системная концепция административной реформы?

Давно замечено, что реальная картина любых преобразований, спускаемых «сверху», лучше всего видна на местах. С удивительным постоянством повторяется одна и та же ситуация: в столице говорят одно, а в провинции происходит совсем другое. Так было и с медицинской реформой, и с оптимизацией системы образования, и с другими начинаниями наших правителей. Нечто похожее наблюдается с админреформой. А ведь речь идет не только о «мертвом» механизме государственного управления, но и о судьбах конкретных людей.

Например, в Ренийском районе создание сектора Гостехногенбезопасности обернулось тем, что одного из опытных сотрудников бывшего Госпожнадзора перевели в Килию, а в Рени направили офицера из Измаила. Теперь люди вынуждены срываться с места, искать в чужом городе жилье, решать вопрос с «передислокацией» семьи… Хорошо, если им будут предоставлены служебные квартиры. А если нет? Снимать жилье за свой счет — слишком дорогое удовольствие. К слову, начальник Ренийского РО ГУМЧС Владимир Барашкевич, ранее работавший в Килийском районе, квартиру так и не получил (для справки: зарплата руководителя райотдела МЧС — 2500 гривень в месяц, нижестоящие сотрудники получают еще меньше). Зато прекрасную квартиру получил от горисполкома бывший ренийский прокурор. А вскоре он продал ее по очень хорошей цене и уехал верой и правдой служить государству в другой регион…

Никто не спорит: для людей в погонах перевод на другое место службы — обычное дело. Но Гостехногенбезопасность — не армия, не прокуратура и не милиция.







  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Выборы в местные советы должны проходить стопроцентно по мажоритарным округам. Особенно это стало понятно сейчас…>>>
  • Противостояние обострилось до такой степени, что жители Лиманского решили провести акцию протеста — перекрыть проходящую через село железную дорогу. Работникам милиции удалось предотвратить незаконные действия людей, однако «паровой котел» протестного движения грозил взорваться в любой момент. Урегулировать ситуацию попытались Ренийская райгосадминистрация и районное газовое хозяйство. При их участии в конце октября 2011 года противоборствующие стороны достигли компромисса, и появилась надежда на то, что темпы газификации села будут ускорены… С тех пор прошло почти пять месяцев, но проблема лишь усугубилась…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>