Час пик
Быстрый переход:




Украинство — «зеленая муха» украинской культуры | Страница 1

Автор: Владислав Гулевич




Сколько заслуженных имен предается с годами забвению, хотя плоды деятельности носителей этих имен достойны того, чтобы о них помнили! Жизнь не стоит на месте. Все меняется. Одни уходят, приходят другие. Но что делать, если пришедшие в качественном отношении уступают ушедшим? Как быть, если многие потомки оказались слабее и примитивнее своих предков?

Посмотрите на Украину, где молодежь, благодаря неустанной официальной пропаганде, не видит давних родственных связей между малороссами и великороссами. А ведь предки этих юных украинцев некогда с оружием в руках боролись за свою русскость. Протестные настроения тех времен получило наименование галицко-русского движения.

Новая история галицко-русского движения (оно же карпато-русское), зародившегося на западных границах Русского мира, порабощенного «просвещенными» западными державами, Польшей и Австро-Венгрией, насчитывает более 200 лет.

Еще в 1788 году по инициативе Львовского Успенского братства был заложен Ставропигийский институт — галицко-русское культурно-образовательное учреждение в Галиции, ведущее свое начало от Ставропигийского братства XVI века. Он представлял собой некое подобие «английского клуба по-русски», куда входил узкий круг галицко-русской интеллигенции (чиновники, преподаватели гимназий, мещане, представители клира, юристы, научные работники, литераторы, языковеды). В своем кругу эти люди строго придерживались старинных русских обычаев и традиций, старались отгородиться от польско-австрийского влияния, и Ставропигион был задуман как патриотическая площадка для безбоязненного выражения прорусских симпатий.

Интеллектуальный уровень руководства Ставропигиона был на высоте. Достаточно сказать, что во главе организации долгое время стоял Исидор Шараневич, известный на то время археолог, профессор Львовского университета, действительный член польской Академии наук и с 1871 года — почетный член украинофильского общества «Просвіта». Членство И. Шараневича в украинофильской «Просвіте», и одновременно в ставропигийском обществе позволяет отмести любые обвинения карпато-русских деятелей в беспричинной украинофобии, в которой их обвиняет современная украинская историография.

Новый толчок для развития культурного русофильства в Закарпатье, Галиции и Буковине дала просветительская деятельность карпатских интеллектуалов, эмигрировавших в начале XIX века в Россию, и там сблизившихся со славянофильским течением Василия Кукольника, Ивана Орлая, Юрия Венелина, Михаила Балудянского. Их творческая активность способствовала знакомству западно-украинского населения с русской культурой и русским языком. Его сходство с карпатскими говорами настолько бросалось в глаза, что дало основания галицким русофилам провозгласить русский язык наиболее чистой и грамматически правильной формой местных диалектов, которые тоже назывались «русскими». С тех пор все чаще и громче звучали призывы к единению со всем великорусским народом, а в западно-украинских областях, прежде всего, на Закарпатье, укреплялись позиции русского языка, и росло число сторонников русофильской идеологии. На них сразу же обратили внимания австрийские спецслужбы и их польские союзники, видевшие в России геополитического соперника. Для ослабления прорусских симпатий Вена и Варшава запустили свой, «украинский» проект. На западные сребреники открывались «украинские патриотические клубы» и «организации». Сами же малороссы, понимая грозящую им опасность украинства, открывали свои, общерусские комитеты.

Польский сайт «Kresy.pl» опубликовал в конце января этого года выдержки из исторического документа — заметку участника обороны Львова в 1918 году, полковника польской армии Чеслава Мончинского, где он касается «украинского» вопроса:

«У народа этого не было своего литературного языка, и он не знал еще, как себя называть, к какому государству и к какой национальной общности присоединиться, но зато считал себя уже народом. Здесь, на месте называясь и нами называемый русинами, народ этот вначале считал себя — в умах своих поводырей — обломком русских. Из-за связей с москалями обломок этот превращался во все более небезопасное дело, поэтому при серьезной помощи некоторых польских движений принялись создавать и поддерживать тех, кто доказывал отдельность этого народа, а не считал себя, как сначала, обломком великороссов. Долгое время их еще называли рускими (с одним «с») или русинами. Но в конце ХІХ века неожиданно этот народ обнаружил свое имя, которое не знала история этой земли. Имя это — Украина и украинцы, имело польскую этимологию».







  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • Лифты — проблема любого крупного города. К сожалению, неприятных, а порой и трагичных, ситуаций с лифтами становится все больше, и, по мнению С. Гриневецкого, этот вопрос заслуживает отдельного детального обсуждения…>>>
  • Через пять дней после принятия этого Закона, Верховная Рада, снова по инициативе Сергея Гриневецкого приняла Заявление «Безъядерному статусу Украины — реальные гарантии»…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Сознание человека в обществе потребления, блокирует любую информацию, в которой не заложен элемент материальной прибыли, проще говоря, «бесплатно размышлять» никто уже не будет, а вот за деньги, такие люди, согласны будут размышлять в любом указанном направлении. «Бухгалтерское мышление» — так удачно назвала этот феномен президент Литвы Даля Грибаускайте, разрушает общество, а ведь общество — это фундамент государства…>>>