Час пик
Быстрый переход:




Украинство — «зеленая муха» украинской культуры | Страница 3

Автор: Владислав Гулевич






Вторым «интеллектуальным вдохновителем» украинства был румын Николай фон Вассилко. Это звучит тем более актуально, что сейчас как раз Бухарест претендует на Буковину, как исконно румынскую территорию. Николай фон Вассилко не знал ни слова ни по-русски, ни по-украински, «но это не помешало ему сделаться вождем буковинской Украины».

А. Геровский описывает австрийскую методику по отвращению буковинцев от всего русского: «Были учреждены на казенный счет …бесплатные общежития для гимназистов, где их воспитывали в самостийно-украинском духе. Затем было приказано православному митрополиту представлять ежегодно список кандидатов, желающих поступить на богословский факультет, губернатору, который вычеркивал всех неблагонадежных, то есть, не желающих отречься от своего русского имени и превратиться в самостийных украинцев. Таким образом, в начале этого столетия доступ в православное духовенство был закрыт для русских. То же самое происходило и в учительской семинарии, с той только разницей, что там русскому ученику делать было нечего, ибо все знали, что русский, не желающий отречься от своей русскости, по окончании семинарии ни в коем случае не получит места учителя».

«Мне часто приходилось разговаривать с родителями этих бурсаков, воспитываемых в украинском духе, — рассказывает А. Геровский. — Не раз мне жаловался тот или другой отец, что его сын, возвращаясь летом домой на каникулы, называет его, отца, дураком за то, что тот считает себя русским. «Подумайте только, что сделали из моего сына в бурсе», сетовал отец. «Он меня, своего отца, называет дураком, и уверяет меня, что мы не русские, а какие-то украинцы». И когда я спрашивал такого отца, почему он все же посылает своего сына в эту бурсу, он мне отвечал: «Потому, что он там не голодает и не живет в холодном подвале».

Холодные подвалы и голод были заготовлены австрийцами для русских патриотов. К середине Первой Мировой войны быть русским в Галиции и на Буковине становится вообще подобным самоубийству. Украинофилы бегают в жандармерию, подают списки лиц русофильских убеждений. Тех арестовывают, ведут по улицам, где, как описывает И. Терох, «их избивают натравленные толпы подонков и солдатчины… Австрийские солдаты носят в ранцах готовые петли и где попало: на деревьях, в хатах, в сараях, вешают всех крестьян, на кого доносят украинофилы, за то, что они считают себя русскими… Галицкая Русь превратилась в исполинскую страшную Голгофу, поросла тысячами виселиц, на которых мученически погибали русские люди только за то, что они не хотели переменить свое тысячелетнее название».

Но об этих фактах не хотят слышать украинские националисты, живущие, словно в лесу, и «молящиеся поломанному колесу» в лице Запада. Но их потуги доказать древнее существование украинцев смехотворны. «Национализм не есть пробуждение наций к самосознанию: он изобретает нации там, где их не существует», — писал британский специалист по националистическим движениям Эрнст Геллнер, и современная Украина — тому свидетельство.

Знаменитый русский философ (тоже, кстати, польского происхождения) Н. Лосский писал: «Для многих русских Малороссия — самая поэтическая и привлекательная часть России… Немалое значение имеет и то, что здесь положено было начало русскому государству. Поэтому встреча с украинскими сепаратистами, ненавидящими Россию, изумляет русского человека и глубоко ранит сердце его…». И был тысячу раз прав, ибо тяжело было не только великороссам, но и многим малороссам понять и объяснить безудержную ненависть некоторых соотечественников ко всему русскому.

Настоящие враги украинской культуры — это русофобы, ибо они искажают ее, коверкают и гнут «против суставов», прививая ей бациллы русоедства и фанатично стирая то, что объединяет ее с остальной русской культурой. Их приверженность украинской идее портит и уродует эту идею. Так попавшая в мед зеленая муха убивает желание вкусить это сладкое яство. Украинство — «зеленая муха» украинской культуры. Украинство и украинская культура — не синонимы. Украинство — это антирусское измерение всего украинского (политики, литературы, религии). Украинская культура без украинства может гармонично вернуться к своим историческим корням — малороссийству. При наличии украинства малороссийство мутирует в безобразную личину украинского национализма.







  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • «Безопасный город» — один из ключевых пунктов программы Сергея Гриневецкого. Являясь первым заместителем председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, он видит эту проблему как профессионал, системно, определяя ключевые факторы жизнеобеспечения города. Здесь и качество продуктов питания, и качество воды, и санитарная гигиена, и соблюдение ПДД...>>>
  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Если у вас захотят отнять жилье, не имея на то убедительных и документально подтвержденных оснований, совсем не обязательно, что вас защитит суд. Может случиться и наоборот: суд примет в производство дело, не имея никаких оснований для возбуждения производства. И вы проиграете в этом неправедном суде. А того факта, что судья наплевал и на ваши права, и на саму букву закона, никто не заметит. Ни в апелляционной инстанции, ни в Высшем суде. Называется это одним именем — произвол. Но это — не просто реалии наших будней. Это — «картинка с натуры»… >>>