Час пик
Быстрый переход:




За что убили «Молодца»? | Страница 1

Автор: Владимир Зуев, подполковник запаса, Краматорск




В последние годы существования Советской власти несколько таинственных поездов, окруженных слухами, байками, домыслами и пересудами, носились по всей стране. Неделю назад такой поезд могли видеть под Ростовом, через неделю он ходко шел по «Транссибу», еще через неделю литерный наделал переполох среди железнодорожников Донецка.

Он бороздил просторы СССР с Востока на Запад и с Юга на Север, но избегал спускаться ниже пятидесятой параллели и никогда не заходил на Дальний Восток. Маршрут поезда определяли задачи, выполнение которых несколько затрудняло отклонение в нижние широты. Поэтому он часто поднимался до Воркуты, Архангельска или Мурманска, откуда до Северного полюса было рукой подать.

Так он из конца в конец пересекал всю страну, будоража умы тех, кто заметил нечто необычное, что-то узнал или заподозрил. Но основная масса людей не обращала на него внимания. Поезд и поезд…

На станциях, полустанках, разъездах и переездах его, как правило, встречали зеленые светофоры, поэтому без крайней необходимости он не останавливался. И при крайней — тоже. Даже если под колеса бросался самоубийца (а такое время от времени случалось), поезд продолжал свой бесконечный, стремительный бег. На узловых станциях в него не закачивалась вода, не загружались продукты, не сменялись бригады машинистов, и не менялись тепловозы. Точнее, все замены происходили в дороге, все необходимое для долгого автономного функционирования имелось внутри. Потому что это был не обычный поезд.

Назывался он БЖРК «Молодец» — боевой железнодорожный ракетный комплекс. И маршрут его определялся временем подлета ракеты запускаемой с такого поезда, до конкретного объекта, расположенного на территории вероятного противника. Поэтому траектории, как правило, прокладывались через вершину планеты, за счет чего время подлета резко сокращалось.

Будучи замаскированным под обычный состав с рефрижераторными вагонами, «Молодец» никак не вычислялся спутниковой разведкой противника и считался почти неуязвимым. Приказ «О создании подвижного боевого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК) с ракетой РТ-23» был подписан 13 января 1969 года.

По замыслу разработчиков, БЖРК должен был составлять основу группировки ответного удара, поскольку обладал повышенной живучестью и с большой вероятностью мог уцелеть после нанесения противником первого удара.

Поэтому, к середине 80‑х годов, в СССР был построен поезд-ракетоносец, который, видимо, останется в истории человечества единственным и неповторимым. По признанию специалистов, это самое грозное оружие, которое когда-либо существовало на Земле. Его создали коллективы, руководимые братьями академиком Владимиром Федоровичем Уткиным (КБ «Южное», Днепропетровск) и академиком Алексеем Федоровичем Уткиным (КБ специального машиностроения, Ленинград).

Вот что сказал незадолго до смерти Владимир Федорович Уткин: «Мы должны были поместить межконтинентальную баллистическую ракету в железнодорожном вагоне, а ведь ракета с пусковой установкой весит более 150 тонн. Как это сделать? Как вообще перевозить стратегическую ракету с ядерной боеголовкой, как обеспечить абсолютную безопасность в пути, ведь нам была задана расчетная скорость состава до 120 километров в час. Выдержат ли мосты, не разрушится ли полотно, да и сам старт, как передать нагрузку на железнодорожное полотно при старте ракеты, устоит ли поезд на рельсах во время старта, как максимально быстро после остановки поезда поднять ракету в вертикальное положение?»

А тем временем в КБ специального машиностроения Алексей Уткин с коллегами уже проектировал уникальный космодром на колесах. На полигоне под Ленинградом начались испытания узлов и агрегатов будущего ракетоносца. Вопросов стояла масса: как отвести контактные провода на электрифицированных участках, как поднять ракету в вертикальное положение за считанные секунды, как обеспечить старт через две минуты после остановки поезда? И главное — старт. Как сделать, чтобы огненный хвост ракеты не сжег, как спички, шпалы, не оплавил бы рельсы своей адской температурой? И как решить эти вопросы? Решили!







  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • В качестве первого заместителя председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий инициировал ряд законов и депутатских запросов, направленных на улучшение социальной защиты военнослужащих…>>>
  • Страсти кипят вокруг главной отечественной сиделицы. Восторженные фанаты исступленно требуют ей свободы. Того же домогаются зафрахтованные зарубежные борцы за демократию в Украине. Даже циклические изменения в самочувствии VIP-заключенной ставятся в вину «преступной власти»… На самом же деле циркачам и шоуменам нашей общественной жизни глубоко безразличны права человека, его свободы и сама свобода. Если, конечно, это не касается их самих и их подельников…>>>
  • Дальнейшая судьба погибающего порта Рени покрыта мраком полной неопределенности. Такой вывод напрашивается после отчета, с которым выступил на коллегии Ренийской райгосадминистрации начальник порта Сергей Строя…>>>