Час пик
Быстрый переход:




Наша разведка рождалась двести лет назад, перед нашествием Наполеона | Страница 2

Автор: Виталий Саражин, полковник запаса






Барклай-де-Толли решил придать военно-политическому шпионажу стройную систему. По его докладу царю с ноября 1810 года у нас впервые в мире была создана служба военных агентов (атташе.), прикомандированных к русским посольствам за границей и пользующихся дипломатической неприкосновенностью. В конце 1810 года такие агенты (атташе) были посланы в ряд европейских столиц и городов.

В частности, в Дрезден был направлен майор В. А. Прендель, в Мюнхен — поручик П. Х. Граббе, в Мадрид — поручик П. И. Брозин. В Париже действовал полковник А. И. Чернышев. В Вене и Берлине — полковники Ф. В. Тейль фон Сараскеркен и Р. Е. Ренни. Эти офицеры были опытными командирами, знали военное дело и иностранные языки, были любознательными и наблюдательными военными агентами.

Однако усилия Барклая де Толли были не очень результативны. Главы дипломатических миссий и военные агенты «недостаточно обращали внимания на все относившееся до военных приготовлений в Европе».

Другие сведения, «которые доходили дипломатическим путем до канцлера Румянцева, не всегда сообщались военному министру». В период нарастания военной угрозы со стороны Франции военному министру нужен был отдел, сотрудники которого могли бы организовывать работу военных агентов и обобщать поступавшие от них сведения, количество которых увеличивалось.

 

Особая канцелярия

 

В Санкт-Петербурге в начале 1812 года уже сознавали, что большая война с наполеоновской Францией приближается к границам нашей Империи. Поэтому Александр I распорядился укрепить органы военного управления и централизовать усилия по сбору сведений о противнике.

В январе 1812 года при непосредственном участии генерал-квартирмейстера П. М. Волконского (в мае 1810 года он был назначен на эту должность после возвращения из Франции, где он входил в состав русского посольства, а на самом деле изучал систему управления французской армии, в то время лучшей в Европе) в Петербурге была завершена разработка важного уставного документа, получившего название «Учреждение для Большой действующей армии». Согласно «Учреждению…» было образовано Управление начальника Главного штаба, в которое вошла квартирмейстерская часть. Сотрудникам первого отделения квартирмейстерской части вменялось в обязанность «собирание всех сведений о земле, где война происходит».

А в законе Российской Империи об учреждении Военного министерства от 27 января (8 февраля) 1812 года предусматривалось создание Особенной канцелярии, директором которой был назначен кадровый офицер русской армии флигель-адъютант полковник А. В. Воейков (в начале своей военной карьеры он некоторое время был ординарцем А. В. Суворова). Канцелярия имела определенный штат сотрудников (директор, три экспедитора и переводчик), которые решали секретные задачи. Результаты деятельности чинов Особой канцелярии не включались в ежегодный отчет Военного министерства, а круг обязанностей ее сотрудников определялся «особо установленными правилами». К разряду «особых дел» относились организация сбора сведений об армиях иностранных государств, анализ добытых сведений, их оценка и разработка рекомендаций для военного министра.

С полным основанием можно утверждать, что именно Особая канцелярия стала первым центральным органом Военного министерства Российской Империи, который занимался организацией разведки вооруженных сил иностранных государств. Все донесения военных агентов и информаторов собирались в Особой канцелярии, систематизировались и изучались. На их основе проводился подсчет сил французской армии, которые могли принять участие в войне против нас.







  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Вступление в ЕС многим в Украине кажется сродни вхождению в Царство Божие. В то же время нынешний кризис, в который все глубже погружается европейская экономика, заставляет в этом усомниться. Особенно интересно для нас посмотреть на судьбу стран, которые вступили в ЕС сравнительно недавно…>>>