Час пик
Быстрый переход:




«Библиотечное горе» украинской независимости | Страница 2

Автор: Владислав Гулевич






Но если вам это не по душе, наши библиотеки предоставляют возможность читателям принять участие в фотоконкурсе «N — европейский город!» (вместо N можете вписать любой город Украины). Участникам предлагают, под видом нестерпимого для жюри желания полюбоваться их фотографическими талантами, предоставить такие фотоснимки родного города, которые бы говорили в пользу того, что этот город несет на себе неизгладимый отпечаток европейскости (в архитектуре, пейзажах, антропологическом облике населения). Победитель награждается экскурсией, как правило, в один из городов Западной Украины, где ему, надо понимать, принимающая сторона в деталях расскажет о европейскости Украины и ее национальной идее.

На самом деле, унизительные попытки вымолить себе европейскость говорят об интеллектуальной пустоте ее поборников. Смотрите, как гордо ведет себя Иран. Ему европейскость и даром не нужна. И как слюняво лебезит перед Западом Киев! А между тем, авторство термина «Центрально-Восточная Европа» приписывают польскому историку Оскару Халецкому, который вкладывал в это понятие не столько географический, сколько идеологический смысл. Американский ученый Лари Вульф указывал на изначальную политико-культурную неполноценность концепта Восточной Европы по отношению к Европе Западной. Восточная Европа необходима Западной Европе как психологический инструментарий для экстраполяции своей политической и культурной парадигмы на фоне восточноевропейских государственных образований и их политических механизмов. На протяжении многих столетий главной чертой политического и религиозного дискурса о Восточной Европе тоже была ссылка на архаику, всеобщую отсталость восточно-европейских территорий от остальной Европы. Здесь ментально-идеологические механизмы конструирования образа Восточной Европы совпадают с механикой концепции ориентализма, подробно рассмотренной Эдвардом Саидом. Ориентализм у Э. Саида — интеллектуальный конструкт западной политической мысли в ее колониалистском ракурсе для унижения и подчинения Востока (имеется в виду мусульманский Восток) западным державам. Поэтому в английском языке есть слово «East» (географический Восток, противоположный географическому Западу — «West») и есть «Orient» — Восток в культурно-цивилизационном смысле, опять же противопоставляемый тому же Западу («West»), но только в идеологическом ключе.

Но вернемся к библиотекам, где все, что как-то может напоминать о единстве Украины и России в историческом, культурном, духовном, мировоззренческом смысле, убирается с глаз долой. Конечно, если читатель спросит книгу русского консерватора Константина Леонтьева или славянофила Алексея Хомякова, ему не откажут при ее наличии в фондах. Но популяризаций подобных авторов заниматься не будут сугубо из идеологических соображений. Не очень жалуют и произведения коренного киевлянина Михаила Булгакова «Белая гвардия», где автор красочно и с талантливым юмором высмеял убогие потуги тогдашних украинизаторов предстать в облике серьезных государственных мужей. Тогда петлюровцы и прочие радетели за «неньку» бегали по Киеву, таскали с собой лестницы, взбирались на них и прикладами ружей сбивали некоторые буквы на русских вывесках. Например, была «Столовая», стала «Столова». Так звучало больше по-украински, хотя «столовая» по-украински будет совершенно по-другому (їдальня). Сегодня официальный Киев с дотошностью повторяет основные тезисы украинизаторской политики бестолковых банд, захвативших Киев тогда, в далеком 1919 году.

Есть авторы, на которых вообще наложено клеймо «прокаженных». Это — деятели карпато-русского движения конца XVIII- начала XX вв. Историк Василий Ваврик, лингвист Георгий Геровский, романист Василий Залозецкий, богослов Тит Мышковский и еще десяток имен, среди которых литературоведы, ученые-слависты, юристы, этнографы и педагоги — их произведений вы никогда не увидите на видном месте. Крайне сомнительно даже, чтобы они имелись в хранилищах. Вся их вина только в том, что они стояли на позициях триединого русского народа. За это много претерпевали сначала от польско-австрийских оккупантов и их украинствующих пособников (концлагеря Талергоф, Терезин), затем — от прессинга советской власти. Их произведения имеются в предельно мизерных экземплярах, рассеянных по всей Украине и России.







  • Застройка Молдаванки должна базироваться на нескольких принципах. Во-первых, ключевым должен стать принцип социальной справедливости…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Наш город славен прекрасной архитектурой. Мы гордимся тем, что Одессу строили ведущие архитекторы прошлого. Но, увы, многие из этих зданий находятся в плачевном состоянии. Забота о культурном наследии Одессы всегда являлась приоритетом для Сергея Гриневецкого…>>>
  • Украинский суд, как показывает практика, — не просто самый несправедливый в мире. Он еще и проявляет завидный правовой нигилизм. То есть сам суд, как бы призванный строжайшим образом следить за соблюдением законов, на эти же нормы закона банально плюет…>>>
  • Сознание человека в обществе потребления, блокирует любую информацию, в которой не заложен элемент материальной прибыли, проще говоря, «бесплатно размышлять» никто уже не будет, а вот за деньги, такие люди, согласны будут размышлять в любом указанном направлении. «Бухгалтерское мышление» — так удачно назвала этот феномен президент Литвы Даля Грибаускайте, разрушает общество, а ведь общество — это фундамент государства…>>>